Особенно страшно сегодня читать строки из личных блокадных дневников, но именно они не дают нам забыть тот подвиг, который свершили все ленинградцы.  Из блокадного дневника Нины  Худяковой:

 «1942 г. 16 февраля.  Лютая голодная зима. С каждым днем все сильнее сказывается блокада. Продовольственные трудности переросли в голод. Почти иссякло топливо, зима выдалась суровая — стоят сильные морозы. Выпало много снега, он лежит непроходимыми сугробами на площадях, улицах и набережных.

В бомбоубежище на Красной улице, где дежурит наше санитарное звено, часто доставляют полузамерзших ленинградцев, упавших от истощения на улицах. Иных удается привести в чувство, оказать помощь, другим она уже не нужна.

Фашисты продолжают обстреливать Ленинград из артиллерийских орудий, бомбить с воздуха. Слег мой отец, который работал на фабрике «Пролетарская победа» № 2.

Он ходил пешком на работу по несколько километров — от Мытнинской ул. Смольнинского р-на. Это подорвало его силы. А по карточке он, как и я, получал 125 гр. хлеба.

Дров давно уже нет. В топке самодельной печки сожжены стулья и шифоньер. Но печка дает тепло только пока ее топят, а затем остывает и в комнате опять холодно.

За водой хожу на соседнюю улицу. Здесь у пожарного гидранта, как и у проруби на Неве, собираются закутанные поверх пальто в платки и шали женщины, старики, дети.

Холодная вода обжигает руки и замерзает. Мостовая у гидранта все более обрастает льдом. Скользя по гладкой поверхности, черпаю воду и на саночках в кастрюлях и бидоне везу домой.

Стараюсь всемерно поддержать отца. Он стойкий, мужественный человек, патриот Родины. Вечерами, беседуя при свете коптилки, мы с ним мечтаем о прекрасной жизни после войны. Но организм отца сильно истощен. Решила пойти на фабрику. Там мне дали немного столярного клея и куски ремня. Из них готовлю скудную пищу.

На фабрике для ослабевших сотрудников открылся стационар, и отца направляют туда. На детских саночках я везу его в стационар. Дорогу замело, кругом обледеневшие сугробы, кое-где видны одинокие фигуры женщин, которые везут на детских саночках или листах фанеры завернутые в простыни трупы близких и родных, погибших от голода.

На Лиговке медленно горит дом. Мороз трескучий, и дом кажется огромной клеткой. Я немного пройду, остановлюсь, передохну и опять тяну санки. С трудом, но все же добрались до фабрики.

В столовой нас покормили дрожжевым супом. А потом мы вошли в приемную, где оформляли прибывших в стационар. Мы сидели на скамейке рядом с другими больными в ожидании вызова к врачу. К моему плечу прислонился мужчина. Вдруг я почувствовала, что он как-то обмяк весь. Посмотрела, он был мертв.  Отец тоже очень ослаб. 8 февраля его не стало.

Узнаю о гибели на фронте брата, капитан-лейтенанта. Мой организм, подорванный голодом, не выдерживает. Я тоже слегла. Одна в комнате и рядом никого. Так проходит день. Сладкая дремота растекается по всему телу. Но нет, этому не бывать. Я не отдамся во власть голода. Борьба продолжается. Я встала и пошла в коллектив, в команду, на выполнение заданий. И снова на вышке, на боевом посту».

В сентябре 1941 года Нина Худякова, будучи юной девушкой, когда авианалеты на Ленинград усилились, стала бойцом МПВО, ей приходилось по 12 раз в день вести наблюдение за противником. Когда в здание Сената попали вражеские снаряды и вспыхнул пожар, Нина спасала промокшие и обожженные архивные документы. Она участвовала в строительстве оборонительных сооружений на подступах к Ленинграду, рыла траншеи и окопы, строила баррикады в городе, под Кингисеппом копала противотанковые рвы. Фронт был так близко, что доносились звуки взрывов снарядов и пулеметной стрельбы, а позже Нина стала бойцом женского истребительного отряда, чтобы с оружием в руках защищать родной город. В 1943 году она была награждена медалью «За оборону Ленинграда».

Позже Нина Дмитриевна Худякова, защитив диссертацию на степень кандидата исторических наук, станет крупным специалистом по истории блокированного города. Она — одна из основательниц Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда -— первого военного музея, созданного в 1944 году. Полгода назад, в июне, Н. Д. Худякова отметила свой 100-летний юбилей, но и в эти праздничные дни, принимая поздравления родственников, друзей, студентов и представителей администрации города, она нет-нет да и вспоминала те невероятно трудные месяцы и годы блокады.

В нашем университете и сегодня работают очевидцы блокадного времени, те, чье детство закончилось в 41-м, те, кто в осажденном городе, несмотря на свой возраст, добросовестно трудились в мастерских, на заводах, помогая фронту. Работали, не считаясь со временем, строили оборонительные сооружения, показывая пример отношения к порученной работе. 

Именно им посвящено стихотворение коллеги Н. Д. Худяковой по кафедре истории, доцента Ленинградского института точной механики и оптики (ныне — НИУ ИТМО) М. А. Бурмистровой: 

Вначале мне только пять лет  еще было,
А в осень блокадную минуло  шесть,
Но память навеки в себе сохранила
Картины, и их ни забыть, ни стереть.
Я помню: фугасною бомбой разрушен
Соседний был дом, где когда-то жил Грин.
Я помню вой бомб, рвущий  уши и души.
Кто слышал его — не забыл ни один.
Я помню блокадную жизнь черно-белой,
Как в выцветших кадрах немого кино.
В морозы, когда все кругом  леденело,
Кресты из бумажек — слепили окно.
Я помню, болел, пережевывал хряпу.
Из желтой дуранды — лепешки пекли.
Я голода помню когтистую  лапу…
Но голод и холод нас взять не  смогли.
Мы все пережили: блокадную  зиму
И ладожский лед с полыньями весной.
И след незаживший от раны незримой
Оставлен навеки проклятой весной.
1985 г.

27 января 2014 года, в день 70-летия со дня полного снятия блокады Ленинграда, хочу от имени преподавателей, сотрудников, аспирантов и студентов нашего университета поздравить дорогих ветеранов с этим святым для каждого жителя нашего города праздником, сказать им, что мы никогда не забудем славного подвига ленинградцев и воинов, ковавших победу, и не дадим этого сделать грядущим поколениям, и от всей души пожелать им долгих лет жизни в добром здравии и полном благополучии.

Автор: Н. Мальцева, 
директор Музея истории НИУ ИТМО

Источник «Санкт-Петербургский вестник Высшей школы»

Перейти к содержанию