К вопросу о том, что классные олимпиадники чего-то там не могут

Существует много людей, которых хлебом не корми — дай поговорить, что олимпиадники ни на что практическое не годны… Это могут быть даже и известные в ИТ люди — например, Питер Норвиг. В настоящее время обсуждение этого вопроса вспыхнуло с новой силой и проходит в комментариях к видео «Феномен русских программистов», опубликованном на YouTube-канале «Русские норм». К этому видео за две недели обратилось более 215 000 человек. Я написал большой текст, посвященный этому обсуждению, но здесь хочу то же самое изложить предельно кратко.

Источник: depositphotos.com

У меня есть текст, который называется «Много они понимают…». Он, в частности, посвящен пониманию Счетной палатой РФ того, чего добились российские университеты в ходе выполнения программы по обеспечению глобальной конкурентоспособности «5 в 100». Примерно так же хотелось назвать и этот текст, но я, все-таки, назвал его иначе. Но два примера крупных бизнес IT-успехов связанных со мной олимпиадников высокого класса приведу.

Первый пример — это продукт MemSQL и одноименная компания моего аспиранта, бронзового призера чемпионата мира по программированию ACM ICPC 2001 года Никиты Шамгунова, который входил в команду Уральского государственного университета. Недавно компания стала называться SingleStore. Она оценивается в 500 миллионов долларов и имеет представительства в нескольких странах мира.

Источник: depositphotos.com
Источник: depositphotos.com

Второй еще более впечатляющий пример — это грандиозный успех золотого медалиста чемпионата мира по программированию ACM ICPC 2008 года (он входил в команду Ижевского государственного технического университета, занявшую третье место на том чемпионате) Александра Скиданова, построившего, по словам Никиты Шамгунова, за три года «единорога». Он был первым сотрудником в MemSQL (2011−2016). До этого (2009−2011) работал в Microsoft. После MemSQL проходил испытательный срок в OpenAI. Потом, как и Никита, прошел через YCombinator.

В результате Александр создал компанию NEAR Protocol, которая разработала протокол работы блокчейн — более быстрый и масштабируемый по сравнению с известными, а также позволяющий упростить как написание приложений на блокчейн, так и их использование конечным пользователям. Публикации Скиданова размещены на «Хабре», а о том, как он строил компанию, можно прочитать здесь.

Источник: depositphotos.com
Источник: depositphotos.com

Идею создания такого протокола он начал обсуждать со своими бывшими коллегами по MemSQL и его сокомандником со времен ACM ICPC, и она заинтересовала четырех из пяти людей, с кем он разговаривал по этому вопросу. За один день в августе 2018 года NEAR вырос с трех человек до семи, а в течение следующей недели — и до девяти. При этом уровень людей, по словам Скиданова, был просто невероятным. Все программисты были либо из ранней команды MemSQL, либо проработали по много лет в Google и Facebook. Трое из них имели золотые медали ACM ICPC. Один из семи первых программистов выиграл ACM ICPC дважды — это наш выпускник Михаил Кевер. Потом в компании стал работать еще один наш выпускник и тоже двукратный чемпион мира ACM ICPC Евгений Капун, который живет в России.

На тот момент дважды чемпионов в мире было шесть. Сегодня их девять, и двое из них работают в компании Скиданова (при этом отмечу, что в финалах чемпионата ICPC больше двух раз выступать нельзя, первые шестеро — Андрей Лопатин и Николай Дуров из СПбГУ, Геннадий Короткевич, Нияз Нигматуллин, Михаил Кевер и Евгений Капун из Университета ИТМО и еще трое из МГУ: Михаил Ипатов, Владислав Макеев и Григорий Резников). Все это позволило привлечь инвестиции, так как инвесторы понимают, что конкретный продукт или дизайн много раз может измениться, и поэтому они в большей мере ориентируются на команду. Указанный протокол создается многими командами в мире. Почти все они, включая NEAR, разрабатываются открыто. Поэтому идеи и код в целом не скрываются. Более того, с подачи Скиданова сорок четыре команды подробно рассказали в интернете о своих разработках. Рассказ самого Скиданова приведен здесь. При этом мне, когда я слушал Скиданова, показалось странным, что более четырех десятков на YouTube имели всего 6000 просмотров. У «Маши и Медведя» их значительно больше… Видимо, обсуждается нечто весьма сложное… А вы говорите, что классные олимпиадники чего-то там не могут…

02.06.2021

Профессор факультета информационных технологий и программирования