От музыки до материаловедения

Расскажите, пожалуйста, на кого вы учились в университете.

Я с детства люблю музыку и всегда интересовался тем, как она создается: меня тянуло к инструментам и технике, которая связана со звуком. Поэтому я поступил в колледж и первые два года своего образования в Англии учился на звукорежиссера, а после этого поступил в бакалавриат на электронику. Я хотел узнать, что стоит за устройствами, которые используются в звукозаписи и музыкальном продюсировании.

Далее в университете мой дипломный проект был связан с полупроводниками, там я начал изучать свойства материалов. Сразу после бакалавриата мне предложили пойти в аспирантуру, где я продолжил изучать материаловедение и занимался электрическими свойствами полупроводниковых материалов в проекте связанным с уменьшением размера транзисторов, основанных на кремнии.

Как вы пришли в сферу образования?

После аспирантуры, хоть и были предложения продолжить постдоком, меня потянуло на родину, в Москву, и я вернулся. От своего соседа я узнал, что в НИТУ «МИСиС» есть кафедра материаловедения полупроводников. Я захотел работать там, отправил резюме, но мне не ответили. Спустя какое-то время я увидел вакансию преподавателя английского языка в том же университете.

Решил попробовать и в результате вернулся в Москву 31 августа, а 1 сентября уже работал в МИСиС преподавателем английского для студентов технических дисциплин. Далее я стал руководителем программы англоязычной магистратуры по солнечной энергетике. Я уже преподавал в качестве подработки в колледже, когда сам учился в университете. В аспирантуре также работал лаборантом. Так что опыт в образовании у меня уже был.

НИТУ «МИСИС». Источник: misis.ru
НИТУ «МИСИС». Источник: misis.ru

Международная деятельность

Расскажите, чем вы занимаетесь сейчас?

Сейчас я занимаюсь в основном международной деятельностью. В 2013 году мне поручили съездить в Африку, чтобы провести олимпиаду для школьников для отбора на обучение в технические университеты по программе «Время учиться в России!», нацеленной на повышение качества абитуриентов. Это вылилось в большую программу сотрудничества с африканскими вузами и министерствами, нацеленную на экспорт российских технологий и образования.

Теперь моя основная деятельность связана с продвижением и сопровождением российских компаний и университетов на рынках Африки, а также международными отношениями в образовании.

Например, если у университета есть экспортные компетенции, он силен в определенных областях, то вокруг этих компетенций мы стараемся найти востребованность в странах-партнерах, партнерские организации, которые могут реализовать проект как с нашей, так и с зарубежной стороны.

Вокруг этого проекта создается образовательная программа под конкретные нужды для того, чтобы навыки и знания остались в целевом регионе или стране. Наша цель — создать межвузовские или правительственные проекты в реальных секторах экономики по обмену знаниями и технологиями. Это не образование ради образования, а образование для реализации конкретных целей, в том числе, по социоэкономическому развитию отдельных регионов.

Какой недавний проект вы можете привести в качестве примера своей деятельности?

В Медицинском институте РУДН есть центр симуляционного обучения, где студенты получают практические навыки по совершению медицинских манипуляций различной сложности на манекенах и других устройствах. Такая система позволяет минимизировать ошибки в госпиталях. Врач не может работать с людьми, пока не пройдет курс симуляционного обучения по ряду дисциплин.

Этот центр считается одним из лучших в стране, и специалисты оттуда готовы помогать партнерским университетам выстроить такие же центры у себя, например, в странах Африки. После визита в РУДН и осмотра центра Университет Коппербелта (Замбия) принял решение создать подобный центр у себя. Группа преподавателей уже прошла курс повышения квалификации в РУДН. Замбийские коллеги подали заявку в министерство финансов, получили одобрение гранта на строительство такого же центра. Пандемия наложила определенные сложности на весь процесс, но после обучения у нас они могут построить такой же центр в Замбии.

В областях металлургии, транспорта, экологии, энергетики подобные проекты сейчас находятся на разных стадиях развития. Факультет биотехнологий ИТМО привлекает меня тем, что у него есть достаточно административного ресурса, поэтому свой потенциал и опыт я смогу использовать только для решения реальных задач. Не нужно загружать человека тем, что не относится к тому, что от него нужно получить. Такой подход к работе может продвинуть и ИТМО, и его партнеров, а также послужить примером для других вузов.

РУДН. Источник: na.ria.ru
РУДН. Источник: na.ria.ru

О присоединении к команде ИТМО

Расскажите, как вы в принципе попали в ИТМО, что подтолкнуло вас присоединиться к университету?

Я был здесь несколько раз с открытыми лекциями по английскому языку, и мне очень понравилось в университете. На одной из лекций я разговорился с Михаилом (Михаил Курушкин, декан факультета биотехнологий ― прим.ред.) про биотехнологии, и он пригласил меня присоединиться к его факультету. Я увидел перспективы развития в сфере биотехнологий и агропромышленного комплекса и подумал: «Почему бы и нет».

Был ли у вас опыт работы в биотехнологиях?

Нет, но поэтому мне это и интересно!

Вы сказали, что вам понравилось в ИТМО. А что именно?

В ИТМО особая атмосфера, которая позволяет человеку проявить себя. Тут не стараются подогнать его под какие-то формы, а наоборот смотрят, что можно создать вокруг того, что человек предлагает. Это создает среду, которая позволяет высказывать самые смелые и амбициозные идеи с понимаем того, что тебя, по крайней мере, выслушают, искренне постараются вникнуть в твои идеи и посмотреть, как их можно реализовать. И, конечно, эксперты в областях, которыми славится ИТМО: они могут быть очень востребованы в сферах, которыми я занимаюсь.

Декан факультета биотехнологий Михаил Курушкин
Декан факультета биотехнологий Михаил Курушкин

Перспективы

В чем состоит ваша миссия на новой должности в Университете ИТМО?

Создать новый формат взаимодействия преподавательского, административного и студенческого состава факультета биотехнологий — в нашем понимании это единый организм. Мы стараемся перейти границы между преподавателями и студентами, академической и коммерческой жизнью. Мой подход к образованию заключается не просто в обмене информацией, а в мобилизации всех сил и ресурсов для достижения общих результатов.

Мы хотим, чтобы студенты могли сами создавать свою будущую профессию и возможность зарабатывать. Это происходит так: административно-преподавательский состав ищет возможности реализации перспективных проектов с индустриальными партнерами и привлекает к ним студентов с самого начала. Студенты, понимая, какие навыки и знания нужны будут для реализации такого проекта, начинают сами принимать активное участие в его планировании, моделировании и тестировании, то есть становятся активными участниками. Таким образом, студенты, преподаватели и административный состав вместе создают проекты с нуля, вместе учатся.

Я называю это архитектурой образовательного процесса, связанной с конкретным результатом, который мы начинаем планировать уже сейчас.

Университет ИТМО
Университет ИТМО

О реализации индустриально-образовательного партнерства

На что будут направлены проекты, которые создают на факультете?

Мы планируем выход на целый ряд рынков в странах Африки и Латинской Америки, которые переходят от сырьевой экономики к производственной, и где сейчас идет перераспределение энергетических и минеральных ресурсов. Африка, к тому же, густо населена, а 60% ее населения моложе 25 лет — это будущее.

Рынки и социум меняются, популяция растет, соответственно, появляются требования к продуктам питания, к логистике их распределения, хранения, переработки и утилизации — все это требует специалистов, которые будут внедрять решения под конкретные задачи. Например, они будут в зависимости от почвы для выращивания сельскохозяйственной продукции определять наиболее подходящие схемы сбора, хранения и распределения урожая.

Более того, существуют проблемы недостатка продовольствия в одних регионах и гниения урожая в других. Для их решения в странах, растущих в населении и индустриализации, нужны структуры, которые будут максимально эффективно использовать земельные и человеческие ресурсы. Пищевой сектор в этом процессе является ключевым: без развития сельского хозяйства и биотехнологий невозможно организовать людей для работы на предприятиях, которые будут создавать добавленную стоимость минеральных ресурсов.

У нас есть партнерские связи с университетами Африки и Латинской Америки. Кроме того, России нужно выходить на экспорт со своими технологиями и образованием, чтобы конкурировать на международном рынке. Учитывая эти два фактора, мы совместно со студентами планируем вырабатывать технические, финансовые, образовательные и социокультурные инструменты для того, чтобы наши страны взаимодействовали в рамках рынков биотехнологий по модели индустриально-образовательного партнерства.

Источник: www.shutterstock.com
Источник: www.shutterstock.com

С философской точки зрения, это может быть импульсом переориентировать взаимодействие государств между собой с обороны и удержания территорий на вещи, которые являются общими для всех — качественные продукты питания. Тема пищи не имеет границ и ограничений, а биотехнологии — это в том числе методы выращивания еды, которые не влияют на природу негативно. В них химическая наука и промышленность нацелены на улучшение качества пребывания человека на Земле. Поэтому у биотехнологий есть потенциал повлиять на жизнь миллионов людей.

В чем состоит роль университетов в создании индустриально-образовательного партнерства?

Расскажу про африканские университеты. Большинство стран Африки стремится сблизить образование с индустрией, так как университеты в основном имеют классическую форму. Они не функционируют так, как в России, где большинство специализированных университетов, например, НИТУ «МИСиС», Университет ИТМО, НИУ «МЭИ», РУТ «МИИТ», НИЯУ «МИФИ» и так далее, существуют неразрывно с индустрией.

Как раз эта связка является экспортным продуктом, который востребован в странах Африки: там нужно обучать собственные кадры для создания своих предприятий. Для этого университетам необходимо ориентироваться на индустрию.

Индустрии, в свою очередь, требуется доверие к университетам, чтобы полагаться на них в подготовке качественных кадров, R&D и так далее.

В то же время, российским университетам нужно выходить на международные рынки. Они могут рассмотреть свою собственную организацию образования как вариант продукта для экспорта, особенно то, как университеты взаимодействуют с индустрией. Если они будут вариться в своем академическом соку, рано или поздно это приведет к стагнации.

Какие основные шаги нужно сделать российским университетам для выхода на международный рынок?

По своему опыту я могу сказать, что за рубежом не существует целостного образа российского образования. При этом в России образование и индустрия существуют как единый организм — система образования, основанная на специалитете и профильных вузах, лежит в основе успеха развития многих отраслей в России, это историческая традиция, которая является экспортной компетенцией.

Странам, которые сейчас как раз решают задачу индустриализации, нужен конкретный образ того, как взаимодействуют образование и индустрия. Образ того, как это происходит в России, потому что через российский опыт и традицию индустриально-образовательного партнерства они смогут решить свои проблемы.

Поэтому в первую очередь нужно сформировать этот образ. В энергетике, агропромышленном комплексе, медицине, транспорте, строительстве такая система существует, соответственно, ее необходимо представить в понятной людям форме. Когда я рассказываю об этом зарубежным партнерам в странах Африки, они приходят в восторг от того, что она работает и приносит результат.

Следовательно, нужно целенаправленно создавать образ российского образования за рубежом, согласованно делать это в соцсетях, на образовательных площадках, на выставках и так далее.

Университет ИТМО
Университет ИТМО

В чем состоит роль Университета ИТМО?

В первую очередь, в создании единого формата представления российского индустриального образования в англоязычной среде. Когда образ будет жить в сознании людей, они начнут использовать его для решения своих задач. И естественным импульсом будет привлечение российских организаций, которые могут этому способствовать.

Следующая задача ИТМО — администрирование и управление, некий образовательный консалтинг. Не просто проводить материал через студентов, а управлять процессом, находить возможности форматировать образовательные программы под определенные задачи, управлять коммуникацией между университетом и партнерами. Такие процессы мы будем запускать на факультете биотехнологий в рамках его трансформации.

Завершающий шаг — это трансфер технологий через образовательные структуры.

Классическая система образования тоже необходима для определенных задач. Однако вне вузов существует огромный мир, который живет и развивается, мы должны делать то, что требует он. Тогда и студенты будут понимать, что им делать дальше, будут учиться создавая свои собственные профессии.

Как вы планируете донести это до самих студентов?

Это вопрос коммуникации. Например, сейчас конечной целью какого-либо курса является экзамен. Мы же будем говорить, что цель — наличие навыков и знаний, которые позволят студентам решать определенные индустриальные задачи. Рассказывать это нужно на самых ранних этапах образования.

Например, мы планируем построить распределительный центр сельскохозяйственной продукции, нам нужен фундамент, геодезические знания, понимание того, как работать с почвой, какие типы бетона бывают — все это нужно знать не чтобы получить пятерку, а чтобы построить здание. Дальше нам нужно создавать производственные площади, производить электроэнергию и коммуникации. Для этого нужен другой набор навыков и знаний.

После проводки мы строим внутреннюю структуру: овощи и фрукты должны храниться при определенной температуре, с определенным покрытием на стенах — этим занимаются уже другие специалисты с другим набор навыков и знаний. Далее необходима логистика — кто, что и куда привозит. Все это мы показываем студентам на самых ранних этапах образования, включая информацию о культуре людей и особенностях коммуникации.

Конечно, это будет происходить постепенно, не за один раз. Но в результате все будут понимать, что именно мы создаем на факультете, студенты будут точно знать, за какими знаниями они пришли к нам. Образование — это не отчетный материал, который ты воспроизводишь ради оценки, это «образ» — то, что мы создаем вместе, с нуля. От стандартов образования и необходимости получать диплом не уйти, но дипломная история заканчивается с окончанием курсов, а жизнь — продолжается.

Масамба Ках
Масамба Ках

Об интернационализации

 Как вы видите результат реализации партнерства?

Эффект, который следует за развитием индустриально-образовательного партнерства — интернационализация, экспорт российских технологий. Университет ИТМО и другие вузы будут интегрированы в международное сообщество развивающихся рынков. В России будут производить то, что влияет на миллионы человек, решает международные проблемы. Специалисты и студенты из-за рубежа будут приезжать в Россию за опытом и находить здесь решение задач своих стран.

Сейчас у российских университетов существует коммуникативный барьер. Стремление войти в рейтинги подталкивает вузы к принятию общепринятых моделей которые зачастую оставляют их уникальные экспортные компетенции в тени. Так же и в странах Африки: там великолепная природа, чистый воздух, свежие овощи и фрукты, солнце и море, а люди, не видя ценности своих стран, думают, что в Европе и Америке лучше. Это можно заметить только извне.

Нужно менять образ российского образования и показывать, что мы можем помочь странам Африки и Латинской Америки решить задачу индустриализации. Мы способны это сделать благодаря многолетней традиции профильных, специализированных вузов. Это исторический факт, который нельзя игнорировать, преуменьшать или, наоборот, раздувать. Но разговор только о международных программах и курсах на английском в университетах России не создаст прорывного эффекта. Человек не поверит, что именно из-за этого надо приехать учиться в Россию. Необходимо говорить о том, что у нас есть опыт и рабочие модели индустриально-образовательного партнерства в различных областях экономики.

Российские вузы должны это понимать. Рейтинги, количество лабораторий, количество иностранных студентов и красивые презентации не создают целостного образа. То, что где-то изобрели новый материал, не важно для населения Замбии, это не повлияет на их жизнь. А то, что в университете, где его изобрели, можно перенять опыт того, как свои собственные минеральные ресурсы направить на свои собственные нужды — ценно. Из-за того, что эта информация скрыта, университеты, наоборот, кажутся недоступным.

Масамба Ках
Масамба Ках

Как нам нужно говорить о собственных достижениях, чтобы создать целостный, правильный образ российского образования?

Нужно целенаправленно работать на студентов и академическое сообщество партнерских стран. Проводить онлайн-семинары, красочно, профессионально показывать то, как университет работает с производством и как это влияет на социум. Говорить, как именно изобретение нового материала повлияло на производство, оптимизировало энергетические расходы или повысило зарплаты — вот что надо показывать. Образование должно быть адаптивным к задачам, которые решает.

Нужно оценивать студентов с их потенциалом как людей, которые способны принести значимые результаты, доверять им. Понимая собственную значимость, они станут более мотивированными, и это будет хорошо для всех.

Как вы видите образование будущего?

Образование — от слова «образ». Это процесс формирования образа будущего. И чем ближе мы к нему подходим, тем больше будущее открывает себя.

Образование будущего — саморазвивающаяся система, как организм. Она должна быть гибкой. Сама структура университета — это изобретение прошлых веков, но сейчас информация меняется так быстро, что, пока ты утверждаешь программу, ее востребованность может измениться. Поэтому смысл образования не в наличии информации, а в том, насколько быстро ты сможешь адаптироваться к изменениям, в твоей гибкости.

Можно говорить о понятии «university» не как об организации-университете, а как о свойстве. То есть вместо University degree получать degree of University. Тогда «University» будущего — это именно свойство. Университет должен создавать среду, которая развивает гибкость и адаптивность человека, дает ему определенные возможности в зависимости от его предпочтений и склонностей и позволяет развить свой потенциал.

Это не место, где продают информацию, а место, где ты можешь реализовать себя. Я думаю, в течение десяти лет мы перейдем к организациям, которые изначально будут создаваться такими.

Перейти к содержанию