В течение последних семи лет центральной темой работ художницы остается исследование водной среды и того влияния, которое оказывает человек на водные экосистемы по всему миру. Результаты своих исследовательских работ она превращает в инсталляции, перфомансы и музыкальные альбомы. Ее работы выставлялись на крупных фестивалях вроде Ars Electronica и CTM, в галереях Берлина, Парижа и Нью-Йорка.

В ноябре прошлого года Робертина Себьянич провела воркшоп для студентов магистратуры Art&Science Университета ИТМО по исследованию загрязнения водоемов Санкт-Петербурга, который стал частью ее продолжающегося масштабного проекта «Aquaforming in the age of aquatocene».

На встрече художница рассказала о своих научных исследованиях, коллаборациях с медузами, шокирующих открытиях и необходимости просвещать людей об истинных масштабах загрязнения водоемов.

Робертина Себьянич. Источник: twitter.com/roiiroiiro
Робертина Себьянич. Источник: twitter.com/roiiroiiro

О музицирующих медузах

В течение работы над своими проектами я много времени провожу в различных исследовательских центрах и на морских станциях. Первые мои серьезные проекты по этой теме начались в 2014 году ― после триеннале современного искусства в Измире (Турция) меня пригласили провести три месяца в морском исследовательском центре. Целью этой резиденции было найти способы взаимодействия ученых и художников и выработать методы совместной работы. Тогда мы фокусировались на изучении медуз ― это была зима, и почему-то именно в это время года медузы в большом количестве появляются на пляжах Измира. Причем такое поведение не характерно для этого вида, поэтому ученые очень хотели изучить это явление и понять его причину.

Изучение этих мистических существ захватило меня. Например, я обнаружила, что есть вид биологически бессмертных медуз Turritopsis dohmii, обитающих в Средиземноморском море и Японии. Это единственное животное, которое способно вновь вернуться к стадии полипа после достижения половой зрелости как одиночная особь. Теоретически этот процесс может происходить снова и снова, что делает существо бессмертным, однако в природе медузы часто становятся жертвой хищников или болезней.

Медуза Turritopsis dohmii. Источник: shutterstock.com
Медуза Turritopsis dohmii. Источник: shutterstock.com

Мое увлечение медузами вылилось в двухгодичный проект «Aurelia 1+HZ». Он состоит из генеративной инсталляции «Proto viva generator», в которой медуза и робототехническая установка взаимодействуют друг с другом. Это попытка поразмышлять над вопросом биополитики пролонгированной жизни: медузы относятся к самым живучим существам (теоретически даже бессмертным), а роботы по своей сути не могут умереть.

Вторая часть проекта ― аудиовизуальный перформанс «Proto viva sonification» ― сосредоточена на взаимодействии других видов с человеком. В большом аквариуме размещены несколько медуз самого распространенного вида Aurelia Aurita ― их движения и сокращения фиксируются камерой и переводятся в цифровой код, который управляет большой фонотекой из предзаписанных звуков.

Суть в том, что мы делим эту Землю со множеством других живых существ, более того, мы оказываем огромное влияние на условия их жизни. Но при этом мы не можем вступить в диалог с ними и не можем услышать их потребности. Так что это такой способ показать, что другие существа тоже могут выражать себя посредством генеративной музыки.

Робертина Себьянич. Источник: makery.info
Робертина Себьянич. Источник: makery.info

Что можно услышать под водой

Следующие несколько лет я провела в исследованиях различных акваторий и записывала подводные звуки с помощью гидрофонов. Когда я только задумывала проект «Aquatocene / Subaquatic quest for serenity», я представляла себе, что на записях получатся мистические, убаюкивающие звуки. На самом же деле оказалось, что под водой очень шумно ― из-за постоянно снующих кораблей, катеров, подводных лодок и т.д.

Мы даже не осознаем уровень шумового загрязнения, а ведь для большинства морских обитателей эта проблема критична ― они используют звуки для коммуникации друг с другом и ориентации в пространстве. Особенно это касается самых глубоких подводных слоев, куда вообще не попадает свет ― у живущих там существ зрение вообще отсутствует. И если мы, например, можем закрыть глаза, чтобы не видеть что-то, то они не могут просто закрыть уши и не слышать всего этого.

С 2016 года я записываю подводные звуки в различных частях мира: в Адриатическом и Средиземном морях, в Атлантическом океане и Северном море. Это вылилось в коллекцию композиций, серию воркшопов, ряд перформансов и инсталляций, главная цель которых — рассказать как можно большему количеству людей о существующей проблеме.

Например, в 2019 году я провела сеанс коллективного прослушивания прямо на пляже острова Влиланд в Нидерландах. При этом для меня важно не упрощать научную составляющую своих проектов, поэтому мои перфомансы сопровождаются симпозиумами — мне хочется создать такую площадку для дискуссий и платформу для коллабораций.

Главное, что я пытаюсь раскрыть в своих работах, это насколько сильно мы на самом деле влияем на водную среду и акватории — и как эти изменения повлияют на нас в будущем. Сейчас активно обсуждают проблему микропластика в океане, который уже фактически стал частью нашей пищи, но мало кто задумывается, как повлияет на нас миграция целых видов морских животных, убегающих из самых шумных прибрежных мест.

Фармацевтическое загрязнение

В 2018 году на базе исследовательского института в Дубровнике и резиденции Ars Electronica в Линце (Австрия) мы вместе с химиком Джино Шутичем (Gjino Sutic) провели исследование двух акваторий: побережья Адриатического моря в Дубровнике и той части Дуная, которая находится в Австрии. В образцах воды мы обнаружили большое количество антибиотиков, седативных препаратов, антидепрессантов, барбитуратов и обезболивающих препаратов ― их количество на самом деле сильно нас удивило.

Далее мы провели ряд экспериментов с различными микроорганизмами, в частности, с инфузорией Spirostomum teres. Мы наблюдали их реакцию на ибупрофен и парацетамол ― оказалось, что при определенной концентрации микроорганизмы начинают умирать и разлагаться. Видео и фото их дезинтеграции были представлены в виде фотокниги и инсталляции сначала на фестивале Ars Electronica в Линце, а затем на WRO Media Art Biennale в Варшаве.

В конечном счете это вылилось в специальный проект в рамках фестиваля «Ars Electronica: In Kepler’s Gardens», который проходил в 2020 году. Мы попытались сделать глобальную платформу, которая бы объединила тех, кто неравнодушен к проблеме, чтобы мы вместе могли бы развить эмпатию по отношению к акваториям.

Проект Робертины Себьянич и Джино Шутича Aqua_forensic. Источник: robertina.net
Проект Робертины Себьянич и Джино Шутича Aqua_forensic. Источник: robertina.net

Проект «Adriatic Garden» соединил две точки на Адриатическом море: Дубровник в Хорватии и Копер в Словении и стал продолжением нашего совместного исследования с Джино Шутичем, который мы назвали «Aqua_forensic». Проект представлял собой серию воркшопов по гражданской науке с привлечением жителей этих двух городов, а также иммерсивную видео-звуковую работу, которая демонстрировалась онлайн и позволяла всем желающим познакомиться со звуковым ландшафтом подводного мира Адриатического моря.

Сейчас я все больше погружаюсь именно в проекты гражданской науки: в 2019 году меня пригласили поработать с Mutant Institute of Environmental Narratives в Мадриде над исследованием экосистемы реки Мансанарес. В исследовании участвовало около 600 жителей города, которых мы поделили на 40 рабочих групп ― каждая группа брала пробы в конкретном участке реки и анализировала состав воды, уровень ее загрязнения, присутствовавших в ней водорослей и микроорганизмов.

В итоге этого проекта, который назывался «Riology. Empathic Strategies in Deep Time», была издана брошюра не только с результатами химико-биологического анализа воды, но и с рекомендациями: как более осознанно относиться к водным ресурсам, как правильно с ними взаимодействовать и что можно сделать для улучшения экологической ситуации.

В прошлом, 2020 году, похожий воркшоп был проведен и для студентов магистратуры Art&Science в ИТМО ― правда, к сожалению, дистанционно. Это был целый курс с 32 часами практических занятий по работе с образцами воды из акваторий Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Студенты научились делать DIY индикаторы, проводить химический состав воды и в конечном счете использовать эти данные для создания собственных художественных высказываний и проектов.

Перейти к содержанию