AIR.Showcase — это возможность увидеть проекты, над которыми студенты работают во время авторских мастерских вместе с художниками и экспертами Art&Science. Работы были выполнены по результатам курсов по биоарту под кураторством американской художницы и исследовательницы Линдси Уолш и мексиканской художницы Лауры Родригез. В ходе курса с Линдси Уолш студенты учились работать с биоматериалами и использовать их для создания художественных высказываний. При этом обучение велось онлайн ― художница руководила работой студентов в лаборатории по Zoom в режиме реального времени.

Всего на выставке представлено шесть работ — все они представляют собой попытку эмпатически осмыслить взаимодействие с нечеловеческими агентами, посмотреть на мир вне человекоцентричной оптики, поднять этические и моральные вопросы эксплуатации живых существ людьми.

Как отметила куратор галереи AIR Христина Отс, несмотря на то, что почти все работы выполнялись художниками индивидуально, выставленные в одном пространстве, они создают единую, довольно жуткую атмосферу. Это прямо продиктовано самой темой: диалогом с нечеловеческим, а значит, по сути, чужеродным.

«Мне кажется, так получилось потому, что ребята пытаются найти доступ к нечеловеческому: что чувствует лабораторная мышь, как нам относиться к труду живых существ, действительно ли то, что мы считаем мертвым, является таковым. Художники говорят о дихотомии живого и мертвого, идентичности и формы, этике и эксплуатации», — объясняет Христина Отс.

Корреспондент ITMO.NEWS побывал на выставке и поговорил с самими авторами произведений — о смысле, который они вкладывали, о темах, с которыми они работали, и о сложностях взаимодействия с биоматериалами.

Виктория Гопка о коллективном проекте «Живой труд»

(Анна Каплан, Виктория Гопка, Дина Зотова, Наталья Малинина, София Осбанова, под научным кураторством Анастасии Крючковой)

Виктория Гопка
Виктория Гопка

Проект представляет собой сферу, окутанную ферромагнитным шелком из паутины. Внутри сферы — два больших магнита, которые заставляют паутину шевелиться и пульсировать, что создает эффект «дышащего» живого объекта.

Идея к нам пришла после лекции в Лаборатории Инфохимии SCAMT, где нам рассказывали о процессе добычи паутины, показывали условия жизни пауков. Мы тогда задумались о вопросе отчуждения труда паука: ведь это не только продукт его деятельности, но и важная часть организма, ведь с ее помощью пауки общаются между собой, охотятся, защищаются. Получается, что человек просто забирает этот результат труда и не отдает ничего взамен. С другой стороны, человек обеспечивает пауков пищей и жильем (в виде пластиковых боксов) — значит, это можно назвать симбиозом? Действительно ли пауку не важно, где жить: в коробке или на природе?

Проект «Живой труд»
Проект «Живой труд»

В нашем проекте мы задаемся вопросом: можно ли распространить гуманистический подход к труду на нечеловеческие виды? Можно ли рассматривать созданный биогенный механизм как бессмысленный и отчужденный труд, подчиняющийся власти человека, или он сохраняет связь с телом паука?

Мне кажется, что ученые просто об этом не думают. На самом деле, этот вопрос достаточно безнадежный: очевидно, что человечество в любом случае не откажется от таких практик. Но мы пытаемся обратить внимание людей на проблему и надеемся, что люди хотя бы начнут более эмпатично относиться к животным, у которых они что-то изымают. Ведь даже когда мы говорим о спасении Земли, то имеем в виду в первую очередь человека, а о других существах даже не задумываемся.

Наталия Малинина о проекте «Мышь без кожи»

Наталия Малинина
Наталия Малинина

Инсталляция представляет собой чашку Петри с децеллюрилированной скульптурой из растительной ткани. Проволока на теле скульптуры выражает боль, ужас и беспомощность, которые лабораторные мыши испытывают во время инвазивных научных экспериментов. На самом деле это прототип полуживой скульптуры — планируется, что она будет выращена с помощью технологии клеточной инженерии. В этой работе должна быть использована линия клеток C2C12 — миобласты, которые были взяты из бедра мыши еще в 70-е годы. 

Мышь, которая была использована для взятия этих клеток, давным давно умерла, но ее клетки продолжают жить по всему миру в различных лабораториях. Этот проект — попытка вернуть клеткам их первоначальную форму. Для этого мы использовали скаффолд — трехмерную матрицу, по которой должны расти клетки. Эта технология обычно используется для выращивания живых тканей для трансплантации, и скаффолд может печататься на 3D-принтере. Также могут использоваться синтетические или натуральные, в том числе и растительные, материалы. Я же вырезала форму мыши из яблока, децеллюляризировала ее — то есть удалила все клетки — и по получившемуся каркасу должны быть выращены клетки в определенной структурной форме.

Проект «Мышь без кожи»
Проект «Мышь без кожи»

Работа посвящена лабораторным животным, тому, как они используются в науке. В лабораториях животные подвергаются ужасным экспериментам: им сверлят череп, вживляют интерфейсы в мозг, делают калечащие хирургические операции. Часто они живут в лабораториях в таком виде: с открытыми ранами, обнаженным мозгом. Поэтому моя работа и называется «Мышь без кожи», потому что кожа — это единственный барьер, который защищает организм от внешнего воздействия.

Это метафора, потому что животные в лабораториях не могут защитить себя от тех инвазивных операций, которые над ними проводятся. Моя работа — попытка эмпатического взгляда на животное в лаборатории. Потому что, несмотря на то, что мы не можем отказаться от использования мышей в научных целях, они все еще живые существа, которые испытывают эмоции, боль, страх, и они не могут ничего противопоставить этому, никак защитить себя. Я не противник использования животных, я понимаю, что по-другому нельзя. Тем не менее, я не могу не испытывать эмоции по отношению к живому существу, у которого есть разум, который может испытывать чувства, боль и страх.

София Осбанова и Анна Каплан о проекте «Голем»

София Осбанова и Анна Каплан
София Осбанова и Анна Каплан

В этом проекте мы отсылаем к мифу о Големе — это такая нарциссическая греза человека об оживлении материи с целью подчинения и контроля. Согласно этому мифу, глина обретает смысл и «оживает» только в руках человека — для исполнения каких-то его потребностей. Мы же в своем проекте хотим показать обратное: что глина сама по себе уже наделена смыслом, имеет ценность, кишит жизнью.

Демонстрируем мы это с помощью исследования бактериального состава глиняных частиц. То, что в образцах неизбежно будут присутствовать бактерии с тела человека, даже еще лучше иллюстрирует нашу идею. Потому что мы также хотели показать совместное становление человека и материи, то, насколько сильно они переплетены. По выражению известного биолога Линн Маргулис: «мы — ходячие, говорящие минералы», а глиняная фигура — это статичная, молчаливая витальность».

Нас в целом объединяет интерес к глине, мы являемся частью проекта «Заземление», который посвящен почве. Одна из нас закончила бакалавриат, связанный с геологией и почвами — возможно, это тоже повлияло на выбор темы для проекта.

Дина Зотова о проекте «Bioarch»

Дина Зотова
Дина Зотова

По первому образованию я архитектор, а на курсе Art&Science изучаю микробиологию. У нас был мастер-класс с использованием альгината натрия, и во время него мне пришла идея, как соединить два этих мира: архитектуру и микробиологию.

Инсталляция состоит из фотографий чашек Петри с бактериями, выращенными из образцов с трех различных поверхностей: земли, компьютера и моей кожи.

Вдохновляясь процессом расселения колоний и грибков, я решила создать прототипы архитектуры — так появились скульптуры из альгината натрия, которые были сформированы с помощью хлористого кальция.

Получилась такая пространственная визуализация двумерных изображений — фотографий бактериальной культуры. Конечно, это не законченные архитектурные формы, а скорее размышление о том, как можно было бы сделать пространства для жизни более приближенными к природе. Скульптура с образцами бактерии с кожи представляет жилое пространство, с компьютера — общественное, с земли — парковую зону. Идея в том, чтобы перенести закономерности расселения колоний в зримую форму и использовать ее для проектирования зданий и общественных пространств. Бактерии и грибы действуют по своим собственным законам, и я подумала: может, они знают нечто большее, чем мы.

Как архитектору мне интересна идея придавать зданиям более биологические структуры — я думаю, это оказывает на человека позитивное влияние. В своей профессиональной сфере я бы хотела продвигать эту тему: например, внедрять более биологические цветовые и фактурные решения.

Лаура Родригез о проекте «Становление растением»

Лаура Родригез
Лаура Родригез

Моя работа вдохновлена одним из практических занятий от Линдси, на котором мы децеллюляризировали растения. Мы брали листья шпината и удаляли из него все клетки, оставляя только протеиновый каркас. Далее эти каркасы могут использоваться в качестве скаффолдов для наполнения их новыми клетками: клетками мышей, человеческими и т.д. Технология использования натуральных структур в качестве скаффолдов — достаточно новая, но очень перспективная. Предполагается, что так можно будет выращивать импланты для кровеносной системы. Сейчас ученые уже умеют выращивать клетки на поверхности формы, но вот выращивать их внутри структуры все еще сложно. Но возможно — уже есть ряд научных статей на эту тему.

Мой проект — спекулятивный: я показываю попытку имплантировать децеллюрированные структуры листа внутрь человеческого тела.

Концептуальная часть моего проекта состоит из двух главных вопросов: что такое форма и как она соотносится с идентичностью? Что происходит, если мы удаляем наполнение из этой формы? Например, у нас есть прозрачный цветок: когда вы на него смотрите, вы продолжаете считать это цветком из-за его формы. Но на самом деле это уже не растение — в нем нет ни одной растительной клетки, это просто пустая структура, каркас. Что произойдет, если мы разместим там клетки человеческого тела: останется ли это цветком или это станет человеком? А если мы имплантируем растение под кожу человека, обретем ли мы новую идентичность в качестве растения?

Это инсталляция-эксперимент: здесь, например, есть инструкция по обращению со своим новым имплантом — в ней описан ритуал по обретению новой идентичности. Например, нужно больше пить и раз в день замирать в позе стоя, развернувшись к солнцу. На самом деле, это описывает любой процесс трансформации, например, при переходе на новую работу, смене места жительства или социального статуса.

Проект «Становление растением»
Проект «Становление растением»

Чтобы больше погрузиться в мир биологического искусства, до 21 февраля включительно можно посетить открытые мероприятия публичной программы.

10 февраля пройдет встреча с Линдси Уолш – биоарт-художницей, выпускницей легендарной лаборатории SymbioticA, на которой она познакомит с биологическими практиками и философскими концепциями выставки.

Для желающих стать Art&Science художниками или кураторами 13 февраля состоится День открытых дверей магистратуры Art&Science, на котором можно будет узнать детали программы в 2021 году и поговорить с кураторами магистратуры.

А в день всех влюбленных пройдет воркшоп по дегустации ДНК от Лауры Родригез, на котором можно попробовать свои силы в молекулярных экспериментах.

Перейти к содержанию