Как происходит написание роботом музыки, текста или рисунка? 

Дмитрий Муромцев, доцент факультета программной инженерии и компьютерной техники Университета ИТМО: Сама по себе тематика [создания роботами картин, музыки, текстов] не новая, еще в 1970-х годах было много исследований, когда людям демонстрировали картины, тексты, музыку, написанную роботами, и она получала высокие оценки. Чисто алгоритмически это не представляет какого-то большого труда: компьютеру предоставляются правила создания таких произведений, даются удачные примеры, созданные человеком, и все это в совокупности позволяет построить систему, которая будет делать нечто подобное.

Дело в том, что реальные действия компьютеров и их восприятие людьми — это не одно и то же. Людям, особенно не погруженным в технологии, кажется, что происходит некая магия, мол, компьютер в некотором смысле думает, испытывает эмоции, и рождается нечто. Конечно, ничего такого не происходит. У человека есть потребность выразить эмоцию, свое отношение. Дальше он использует различные инструменты для удовлетворения этой потребности. У компьютера нет такой потребности, он сам по себе является инструментом: он предоставляет хорошо автоматизированные функции для любой творческой задачи. В музыке компьютер предоставляет варианты аранжировок, в кино моделирует сцены, в дизайне сочетает цвета. Он делает это все лучше и лучше за счет увеличения количества данных, доступных для обработки, и вычислительных мощностей, доступных для анализа. Когда у вас было пять примеров, вы могли сделать алгоритм только на их основе, когда у вас пять миллионов примеров, ваш алгоритм становится точнее, работает лучше.

Картины, созданные искусственным интеллектом AICAN. Источник: theatlantic.com
Картины, созданные искусственным интеллектом AICAN. Источник: theatlantic.com

Почему защита авторским правом произведений роботов вызывает столько споров?

Татьяна Мынка, адвокат: Право по своей сути является отражением реально существующих и развивающихся общественных отношений. Авторское право является неотъемлемой частью нашей повседневной жизни. Читаете ли вы книгу, смотрите фильм, переписываете музыку или фотографируете — вопросы авторского права возникают постоянно.

Охрана авторского права в международном праве определяется Бернской конвенцией 1886 года и Всемирной конвенцией об авторском праве (ВКАП) и Международным соглашением по охране авторского права от 6 сентября 1952 года. В период их принятия ИИ еще не было, и, следуя логике того времени, под автором в них подразумевается человек, и достигает он результатов интеллектуальной деятельности самостоятельно.

Определение автора раскрывается в национальном праве. Например, в Гражданском кодексе РФ указано, что автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат. Не признаются авторами те, кто лично не внес творческого вклада в произведение, даже если они оказали автору исключительно техническое, консультационное, организационное, материальное и другое содействие.

Чтобы признать авторство ИИ, нужно определиться с его правосубъектностью. Если правосубъектности у ИИ нет, то по факту это техническое средство для тиражирования интеллектуальной собственности. И тогда это уже не авторское право, а фактически право собственности на продукт, производимый ИИ.

Как вы относитесь к тому, что творчество нейросети было впервые защищено авторским правом?

Дмитрий Муромцев: Если говорить об авторских правах, то нужно четко определиться, о чем идет речь, потому что авторское право может распространяться на произведение или только на алгоритмы, которые порождают произведения, или на контент в целом. Есть еще философский вопрос, о нем говорят все больше и больше — возможно ли наделение роботов, компьютерных программ правами? Есть ли права у машины?

Что касается конкретного решения, то я думаю, что оно оправдано, нужно создать прецедент. Если что-то лежит и на нем четко не написано, кому оно принадлежит, это еще не значит, что это можно просто брать себе. В этом смысле такие прецеденты должны происходить, чтобы регламентировать деятельность в области цифрового мира, которая сейчас почти никак не регламентируется.

Если творчество робота признают объектом авторского права, то кто, в теории, должен будет получать деньги за его продажу или использование?

Татьяна Мынка: В случае, если ИИ является вещью, то собственник машины с искусственным интеллектом или правообладатель программного обеспечения, в соответствии с их договоренностями при создании ИИ.

Например, согласно российскому законодательству, плоды, продукция, доходы, полученные в результате использования вещи, независимо от того, кто использует такую вещь, принадлежат собственнику вещи, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, договором или не вытекает из существа отношений.

Но для этого нужно законодательно определить, что генерируемый ИИ продукт — это не результат интеллектуальной деятельности в том понимании, в котором сейчас этот термин используется в законодательстве.

Если машины творят так хорошо, что их работы защищают авторским правом, значит ли это, что роботы заменят людей в музыке, рисовании, журналистике?

Дмитрий Муромцев: Если говорить о новостных текстах, то здесь присутствует спекуляция — нет ситуации, когда компьютер принял сам какое-то решение написать статью на финансовую тему или осветить результаты последнего матча. Есть человек, редактор, который настраивает алгоритмы таким образом, чтобы они делали именно так. Об этом не говорят обычно. Но в этой всей цепочке рождения новости человек никуда не девается, меняется его роль.

Когда компьютер пишет новостную заметку, а такое случается во многих новостных агентствах, компьютер не выполняет ту же работу, какую делает журналист. Он просто берет факты, к примеру, результат игры, следуя шаблону, добавляет информацию о тренерах, игроках в результате получается нормальный текст, который может быть воспринят человеком. Однако область применения таких технологий очень небольшая. Это могут быть новости последнего тура чемпионата по футболу, могут быть новости изменений на бирже. Сделать аналитику, выводы, использовать предположения, неформализованный опыт, этого робот не может сделать.         

Какие последствия будет иметь решение, которое недавно было принято в Китае?

Татьяна Мынка: Фактически это состоявшийся судебный прецедент — решение определенного суда по конкретному делу. Судебный прецедент является источником права (то есть устанавливающее, изменяющее или отменяющее правовые нормы), фактически является примером для аналогичных действий в схожей ситуации.  

Перейти к содержанию