Каких участников больше всего ждет университет?

— Из логики и документации конкурса ясно, что мы ждем студентов, сотрудников, исследователей, администраторов — причем не только из ИТМО. Я не исключаю возможности, что придет действительно классная команда из другого вуза или какой-то компании, которая захочет развиваться вместе с нашим университетом. И на самом деле очень бы хотелось, чтобы появились именно внешние команды, потому что развитие университета — это как раз про привлечение новых людей.

Также я надеюсь, что программа «Приоритет-2030» поможет нам вывести на передний план обучающихся. Мы очень ждем команды студентов ИТМО, которые в будущем станут сотрудниками университета. Сейчас у нас трудоустроены около 13% из 14 тысяч студентов, а нам хочется, чтобы эта доля к 2030 году увеличилась до 30%. Дело не только в том, что у студентов быстрый и цепкий ум — они очень близки к задачам, которые надо решать, ведь студенты сами субъекты развития, изменений и в целом той культуры, которая есть у нас в университете.

Как вы представляете идеальную конкурсную команду?

— Руководитель этой группы — научный исследователь или сотрудник с опытом реализованных проектов. Также есть зарубежный соруководитель — часто иностранный опыт нужен просто для того, чтобы не изобретать велосипед, а быть в курсе того, что происходит в мире. Плюс мы глобальный университет, и нам важно держать эту международную линию. А в качестве исполнителей в этом коллективе я вижу 10–15 магистрантов и аспирантов.

То есть, с одной стороны, в команде есть старшие товарищи с необходимым опытом и репутацией, которые могут направлять и подсказывать. А с другой — студенты, которые хотят развиваться, воплощать свои идеи, усердно работать, нацеливаясь, условно, лет через пять стать опытными специалистами и руководителями.

Фото: ITMO.NEWS

Фото: ITMO.NEWS

Каким проектам вы бы сказали однозначное да?

— Поскольку я всегда ратую за развитие образования и, более того, за появление новых «дерзких» форматов, мне бы очень хотелось, чтобы коллеги предложили нам новые подходы и новые технологии оценки качества образования. Потому что сейчас система и практика оценивания в вузах довольно архаична и не эффективна. Мне кажется, что ИТМО ушел далеко вперед от бюрократии.

Например, новая система оценки качества образования может быть основана на анализе больших данных, на непрямой обратной связи. Возможно, нам надо делать телеграм-боты, чтобы собирать впечатления от дисциплины. Или создавать системы, основанные на анализе эмоций студентов во время занятий.

А что участие в конкурсе даст самим участникам процесса: студентам, исполнителям, индустриальным партнерам?

Прежде всего, мы предоставляем возможность сделать проект от начала и до конца. По сути, мы выступаем как венчурный фонд: даем первые средства на реализацию идеи. Да, на дальнейших этапах команда привлекает софинансирование, зарабатывает деньги, договаривается с партнерами. Но мы обеспечиваем возможность полноценно работать на старте, поддерживаем проекты первые несколько лет.

При этом университет действует не за «забором» — наоборот, мы настроены на коллаборацию и хотим, чтобы все наши проекты были открыты, а результаты можно было бы тиражировать в других вузах и организациях.

Если говорить про индустриальных партнеров, то для них здесь тоже много преимуществ. Университет ИТМО дошел до такого этапа, когда уровень наших задумок невозможно решить только внутренними силами. Нам нужны и Сбербанк, и «Газпромнефть», и крупные IT-корпорации. Потому что у них есть данные, есть ресурсы, компетенции, актуальные задачи из индустрии.

Партнеров же больше всего интересуют компетентные специалисты. Конечно, компаниям выгоднее подключаться на стадии подготовки будущих сотрудников, чем потом искать готовых специалистов на HeadHunter и переучивать их. Ну и плюс, мы помогаем партнерам в разработке конкретных решений тех задач, которые для них особенно актуальны.

Научно-образовательный центр инфохимии ИТМО. Фото: ITMO.NEWS

Научно-образовательный центр инфохимии ИТМО. Фото: ITMO.NEWS

Одно из направлений конкурса — создание фронтирных лабораторий. Значит ли это, что в ИТМО появятся совершенно новые научные направления?

— Да, но также могут развиться и те, которые вроде и присутствуют в лабораториях ИТМО, однако на них не хватает сил или времени.

Есть много областей, которые могут возникать и расти в университете: например, у нас большой потенциал в науках о жизни. Уже есть значительный задел, но перспектив еще больше. Восемь лет назад в ИТМО не было ни химии, ни биологии, ни исследований на стыке наук. Но появлялись коллективы, мы в них инвестировали время, ресурсы — и они замечательно выросли и стали важной частью университета.

Еще одна область, которая меня вдохновляет, — цифровые гуманитарные исследования: использование цифровых технологий для гуманитарного и культурного знания. Мне хочется верить, что у ИТМО огромный потенциал для развития в этих направлениях. И если сейчас гуманитарии в принципе не рассматривают ИТМО как площадку для работы и развития своих проектов, то через пять лет они будут понимать, зачем надо идти в наш университет.

Ну и моя личная мечта — чтобы у нас более активно развивалась математика. Сейчас мы с коллегами обсуждаем нейротехнологии и педагогику, основанную на нейротехнологиях, — тоже классное направление, которого в ИТМО нет.

Студентка факультета биотехнологий, который входит в состав мегафакультета наук о жизни Университета ИТМО, за работой в лаборатории. Фото: Дмитрий Григорьев / ITMO.NEWS

Студентка факультета биотехнологий, который входит в состав мегафакультета наук о жизни Университета ИТМО, за работой в лаборатории. Фото: Дмитрий Григорьев / ITMO.NEWS

Почему работа, направленная на повышение качества жизни и уровня счастья, стала такой важной? Что подтолкнуло к тому, что забота о ментальном и физическом здоровье членов сообщества ИТМО стала одним из приоритетов университета?

— Пандемия бросила нас всех в онлайн. После этого мы особенно остро почувствовали, как важно личное человеческое общение. Когда мы открылись после «удаленки», то увидели, как счастливы студенты, преподаватели, с какой радостью они возвращаются в корпуса. Ведь университет — это же не только про учебу, это и про коммуникации. Поэтому мы так много внимания уделяем пространствам, где можно общаться, взаимодействовать, удобно сидеть, да и просто тусоваться. Мы строим университет для человека. Нам важно, чтобы студенты и сотрудники понимали, что это не просто место, где ты отпахал и ушел, а что здесь есть возможности для развития всех сторон жизни. Университет должен быть не только местом работы и учебы — это уже изжившая себя модель — но и местом отдыха, общения, личного развития, спорта и так далее.

Чего, по вашему мнению, в ИТМО не хватает, чтобы сотрудники и студенты чувствовали себя лучше? И какие проекты помогли бы в этом?

— Конечно, пробелы есть. Например, у нас очень классный спорт для студентов, а вот сотрудникам предлагают мало. Тут нам есть куда развиваться и что менять. Еще, мне кажется, у нас должны быть возможности не только для профессионального развития. Я уверена, что многие наши коллеги хотят научиться рисовать, петь, танцевать и так далее. Мы должны предоставлять им такую возможность, ведь чем более творчески развиты наши сотрудники, чем более они креативны, тем лучше для всего университета.

Спортивный комплекс Bars Arena в Университете ИТМО. Источник: vk.com/kronbars

Спортивный комплекс Bars Arena в Университете ИТМО. Источник: vk.com/kronbars

У нас есть очень много идей для проектов на стыке области эмоционального интеллекта и IT. В частности, сейчас нашу жизнь захватывают рекомендательные сервисы. И кажется, что здесь наши компетенции могут быть очень уместны. Например, уже сейчас мы разрабатываем рекомендательные системы, которые будут подсказывать, какие курсы стоит изучать. Помимо этого, мы можем анализировать эмоции, настроение студентов, их местоположение и занятия, уровень освещенности в аудиториях — и предлагать сервисы на основе этого.

Также у нас есть большой потенциал для развития рекомендательных систем по здоровому, осознанному образу жизни. И мы сами заинтересованы в них, так как вчерашние школьники имеют проблемы с уровнем осознанности. Они привыкли, что в школе никто ничего не выбирает, все идут по накатанным рельсам. И вот они приходят к нам, а мы им говорим: «Теперь выбирайте». И мы видим большое сопротивление: «Нам не хочется, выберите за нас, вы же тут эксперты». В таком поведении проявляется и страх ошибиться, и нежелание брать ответственность, действовать осознанно. Так что сейчас есть большой список задач на стыке образования и осознанного мышления.

В конкурсе много внимания уделяется взаимодействию университета с Петербургом и горожанами, в том числе открытому образованию, развитию гражданской науки, в принципе влиянию на общественное благополучие. Зачем ИТМО вовлекаться в эти области и брать на себя дополнительную общественную «нагрузку»?

— У нас всегда было четкое понимание, что мы сильно ассоциируем себя с Петербургом. Даже был такой слоган: «Город, в котором ИТМО». Университет вписан в городскую культуру, городской код Петербурга, поэтому мы считаем, что не может быть никаких филиалов в других городах.

Много своих проектов мы делаем именно исходя из нашей локации и специфических потребностей Петербурга: например, у нас есть проект по борьбе с наводнениями. И мы также участвуем в планах развития города. Наш второй кампус ― ИТМО Хайпарк — это мощный проект, направленный на развитие не только ИТМО, но и всего Петербурга. Я абсолютно уверена, что ИТМО Хайпарк станет туристической меккой и точкой притяжения. Приезжаешь в Петербург — нужно сходить в Эрмитаж, Русский музей и ИТМО Хайпарк.

Проект Второго кампуса Университета ИТМО в городе-спутнике Южный. Источник: Архитектурное бюро «Студия 44»

Проект Второго кампуса Университета ИТМО в городе-спутнике Южный. Источник: Архитектурное бюро «Студия 44»

Очень важно быть активным игроком именно в городской повестке развития. Например, сейчас идет активная цифровизация сервисов для туристов — мы должны быть туда включены, потому что у нас есть идеи, разработки, студенты, которым не всё равно. Или обсуждаются проекты по обеспечению быстрого доступа к медтранспорту на дорогах — и мы опять предлагаем свои компетенции. Мне кажется, тот университет, который включен в развитие города, — это гораздо более мощная конструкция, чем тот, который живет сам по себе.

Кроме того, в программе развития «Университет открытого кода» мы четко обозначили: нам не нужны исследования в стол. Нам нужны разработки, результат которых может оценить человек, пользователь. Мы хотим сделать акцент на проектах высоких уровней технологической готовности, чтобы потребители понимали, что это разработки Университета ИТМО, что мы делаем лучше жизнь каждого человека.

Здесь много взаимосвязей, и я даже не знаю, кто окажется в большем выигрыше: университет или город. Это ситуация win-win.

Перейти к содержанию