Об ИТМО

—  Как вы пришли в ИТМО?

— В 2011 году я поступил на бакалавриат в ИТМО. Как и любой другой нормальный человек, я выбирал вуз, в котором есть военная кафедра. Родители сказали, что нужно идти не на менеджмент какой-то дурацкий, а лучше на техническую специальность. И это оказалось чертовски правильно! Потому что, на самом деле, склонность у меня оказалась именно к математике, физике и она раскрылась во время обучения.

— А на какой именно специальности вы учились?

—  Я учился на управлении техническими системами. Бакалавриат прошел хорошо, по-моему, даже с красным дипломом. Но, признаться, я много прогуливал. Вот, конкретно, я теорию управления преподаю, у меня по ней видеокурс, и я сам эти лекции прогуливал. И, на самом деле, это очень классно сказалось потом.

Мне пришлось самостоятельно все это изучать, а это гораздо интереснее. Именно поэтому я такой сторонник идеи перевернутого класса, чтобы студенты выполняли роль преподавателя, потому что именно тогда они чему-то научатся. Потому что, когда я был студентом, я ничему не научился.

— Как вы перешли к преподаванию?

— Я закончил магистратуру и понял, что хочу остаться в вузе. Мне больше всего нравилось в академической среде. Я нашел путь остаться, пойти в аспирантуру и сразу преподавать. Я тогда уже был немного на виду, получал призовые места на олимпиадах и так далее. Я пообщался с деканом, мне выделили курс «Введение в специальность» для первокурсников. Сначала вел вторым номером, вместе с Александром Капитоновым. Пошло очень здорово.

О преподавании

— Вы сами сказали, что не были примерным студентом во время учебы и понимаете, как тяжело заинтересовать студента. Как же это сделать?

— А я не знаю! (Смеется) Я показываю, что мне интересно то, о чем я рассказываю. Я не чтец конспекта, я не стесняюсь говорить, что я чего-то не понимаю. Мне кажется, что студенту интересно услышать не текст, как в книжке, а какое-то личностное отношение: «Вот это классно, а вот это я не понимаю, но вроде бы это интересно». Тогда люди воспринимают диалог с преподавателем как нечто живое, а не как формальное. Но точного рецепта у меня нет.          

— Хорошо, а что тогда отпугивает студентов? Чего преподавателям следует избегать?

Когда скучно, тогда и не ходят. Сейчас надо все менять, стандартная схема «лекция-конспект-контрольная» устаревает.

Сейчас я веду теорию управления — у нас это всегда был теоретический, конспекционный курс. Мне кажется, туда надо тащить всяких роботов, показывать видео, задействовать как можно больше органов чувств студентов. Если использовать  только логику, то это будет интересно лишь небольшой части аудиторию.

— Во время пандемии многие преподаватели жаловались на то, что им тяжело было работать в дистанционном режиме. Вы же сделали онлайн-курс, который позволил вам победить в конкурсе ITMO.EduLeaders. Можно ли сказать, что вы как преподаватель выиграли от удаленки?

— Конечно, выиграл. Самым сложным был первый момент, когда было абсолютно непонятно, как это будет, на какой платформе. Это было страшно, как всегда бывает, когда начинаешь что-то новое. Так, я никогда не запускал канал в YouTube, не знал, как организовываются трансляции. Мне надо было разобраться с этим всем, найти смелость сделать первое видео. А дальше пошло хорошо. В итоге «геморрой», конечно, был, но я выиграл в качестве.

Выступление Алексея Перегудина на конференции ITMO.OPEN: Educational practices

Выступление Алексея Перегудина на конференции ITMO.OPEN: Educational practices

— В своем выступлении на конференции ITMO.OPEN: Educational practices вы говорили, что у видеолекций есть большой потенциал и в постковидное время? Вы сами планируете продолжать работать с этим форматом?

— Да, действительно. YouTube-трансляции дают визуальную составляющую. Вживую тоже можно читать лекцию с презентацией, но в онлайне это выглядит чище и четче. Более того, ваши лекции сохраняются в сети практически вечно. Студенты могут открыть ее в любой удобный момент, более того, студенты из других вузов идут и смотрят то, что ты сделал!

Мне очень нравится этот образовательный продукт, но пока я от него отошел в этом семестре. И увлекся очной работой. Но планирую в следующем семестре вернуться к этому формату, мне кажется, он нужен. Я вообще думаю, что лекции хорошо бы делать так. А на практиках встречаться очно, заставлять студентов проживать те вещи, которые мы проходим, практически прорабатывать материал. Мне кажется, это надо попробовать.

О непрерывности обучения преподавателя

— Вы говорите о поиске личного контакта со студентом, но для этого нужно быть с ним на одной волне. И в какой-то момент в вуз начнут приходить люди на десять, пятнадцать лет младше вас, выросшие на других книгах, фильмах. Как оставаться понятным им?

— Понятия не имею (смеется). Когда я пройду через это, тогда мне будет что сказать. Пока что я чувствую, что становлюсь старше их, но это компенсируется удовольствием от большего количества знаний. Как при этом оставаться на одной волне со студентами — пока не ко мне вопрос. Пока у меня это получается естественным образом, дальше посмотрим.

— Вы говорите, что постоянно сами учитесь. Как именно?

— Познаю свой предмет, это достаточно узкоспециальная область — то, что называется теорией автоматического управления. В основном я читаю книги по специальности, смотрю какие-то видео. Параллельно я еще учусь в аспирантуре ИТМО. У меня вот-вот защита кандидатской диссертации.

— А о чем у вас диссертация?

— Как делать так, чтобы робот хорошо сохранял позицию в условиях внешних возмущений. К примеру, у вас есть беспилотный корабль — на него воздействуют волны, и у него плохой GPS, поэтому он не точно знает, где находится, а он должен сохранять позицию в максимально небольшой области. Я гарантирую, что существует некоторая минимальная область в пространстве, в которой этот робот сможет при этих условиях сохранять позицию.

Корабль — это пример. Математика в моей работе достаточно общая, и она применима и к дрону, на который воздействует ветер, и к другим системам.

— Есть расхожий стереотип, что люди, которые занимаются теорией управления, не так хорошо ладят с техникой, и сами робота собрать не могут. Этот стереотип применим к вам?

— Да, абсолютно. Я теоретик, и именно студенты заставляют меня заниматься практикой. Хочется дать какие-то примеры. Я, к примеру, водил студентов на роторный стенд, там им показывал частотные характеристики, импульс и ответ на него. Я старался все это показать на роботе, для чего сам в этом сначала разобрался.

О хобби и отдыхе

— Как вы отдыхаете?

— Я играю в  шахматы Кватернити (Quaternity). Это шахматы на четверых игроков с очень необычной динамикой. Они больше похожи на реальную жизнь, чем обычные. Классические шахматы больше похожи на войну: если ты сделал себе лучше, то сопернику — хуже. Когда игроков четверо, то происходит балансировка. Если ты кому-то сделал плохо, тебе от этого не всегда лучше. Происходит взаимодействие, временные кооперации. Эта игра разносторонне развивает.

— А вы играете только для себя или принимаете участие в турнирах?

— Я участвую в соревнованиях, но пока это игра не очень известная. Даже международные чемпионаты собирают человек по сорок. В таких турнирах я занимал второе место.

— Чем-то еще увлекаетесь?    

В свободное время я занимаюсь математикой. У меня сейчас начнутся каникулы, защититься диссертация, и я точно знаю, что буду делать. У меня стопка листков, на которых я пишу, пока что-то читаю по специальности. Потом из этого я стараюсь что-то сделать. Я живу этим, серьезно. Вот теория управления — это мое хобби и есть.

Есть несколько наработок, из которых я хочу сделать статьи. Эти наработки выглядят хорошо, и я хочу использовать свободное время, чтобы их обработать. К примеру, взять задачу, где корабль должен стабилизироваться в маленькой области, если его качают волны. И безумно интересно (тут вам надо мне поверить на слово) доказать, насколько меньше может стать эта область удержания позиции, если мы заранее знаем частотный спектр волн. Вот мы знаем, что волнение колышет наш объект с такой-то частоты по такую-то. Мы знаем это частотное ограничение, и любопытно понять, насколько будет сужена область.

О конкурсе ITMO.EduLeaders   

— Почему вы решили участвовать в конкурсе?

— Мне посоветовали, сказали, что у меня классный канал. Хотя что у меня есть? Всего шесть-восемь видео, но они как-то понравились людям. Поэтому я решил попробовать. Мне вообще понравилась идея конкурса, я люблю выступать на сцене, презентовать свою работу.

— Вы ожидали победы?

Я допускал. Понимал, что у меня, наверное, хорошо, но не знал, что у других. Поэтому я не удивился победе, но, вероятно, не расстроился бы поражению.

Выступление Алексея Перегудина на конференции Open Education

Выступление Алексея Перегудина на конференции Open Education

— А что для вас значит победа?

— Сейчас, в первую очередь, я чувствую ответственность. У меня победа за прошлые заслуги, последнее видео у меня в декабре 2020 года. Я чувствую обязательство сделать лучше — делать больше видео, повысить их качество. Я стал более заметным и это точно обязывает становиться круче, лучше преподавать, лучше организовывать.

Перейти к содержанию