«Фейки родились не сегодня»

Выборы президента США буквально захлестнули меня волной фейковых новостей. Никак не поддержанные фактами, эти материалы, однако, были хорошо приняты в разных слоях общества. Оппоненты забрасывали друг друга ложными сообщениями. Вспомните хотя бы историю, связанную с Папой Франциском, или знаменитый «пиццагейт». Примечательно и поведение Дональда Трампа, когда он уже стал президентом. Например, его знаменитый твит с обвинениями в адрес New York Times, где он называет их новости фейковыми.

Проблема ложных новостей, безусловно, остра. Сегодня она превратилась в эпидемию, и я боюсь, что в будущем количество таких сообщений будет только расти — вне зависимости от типа СМИ и среды распространения. Но нам важно помнить, что проблема эта возникла не сегодня: фейковые новости имеют очень долгую историю, которая начинается как минимум с 1802 года. Всплеск подобных явлений мы наблюдали и до Второй мировой войны, в 1939 году, и за 30 лет до этого. Так если люди и раньше умели справляться с ними, почему они не смогут сделать это сейчас?

Многие видят решение проблемы в дискуссии, которую должны поддерживать новостные источники, образовательные учреждения и граждане страны. Многие считают, что общественность должна поднимать проблему кризиса доверия к авторитетности СМИ, который возник в ответ на массовое распространение фейков. Я могу только поощрить эти разговоры, но считаю, что люди должны фокусироваться на более острых вопросах и смотреть вглубь проблемы — почему вообще произошел всплеск фейковых сообщений и как отличить их от правды? Этот подход поможет нам сняться с крючка.

Дональд Трамп
Дональд Трамп

Новости — это не совокупность неоспоримых фактов

Мы часто задумываемся о том, какими способами производятся фейковые новости, но упускаем из виду, как эти новости потребляются. Часто эксперты, которые анализируют фейковые новости, винят их создателей, вместо того, чтобы возложить определенную долю ответственности и на читателей.

Общественность привыкла потреблять новости как серию неоспоримых фактов, а не совокупность спорных предположений. Представьте, что, несмотря на положительный прогноз погоды, вы застрянете где-то в грозу. Да, вы разозлитесь, но вряд ли перестанете смотреть прогнозы погоды. Ведь вы знаете, что, как бы вам ни хотелось, прогноз погоды — это всего лишь вероятность, а не стопроцентный факт. Кстати, перед поездкой в Петербург, когда я смотрел погоду в США, в прогнозе утверждалось, что на время моего пребывания здесь будет все отлично и я почувствую себя практически как в Сан-Диего. На деле все немного по-другому. Если бы прогноз погоды утверждал, что вероятность дождя составляет 29%, вы бы оставили дома зонтик? Безусловно, кто-то оставил бы, а кто-то нет. Но я сомневаюсь, что вы бы накинулись на службу прогноза с претензиями, что они оставили выбор за вами.

«Недостаточно просто верить авторитетам»

Если вы хотите читать новости, прибегая к методике критического мышления, недостаточно просто смотреть на доказательства и верить авторитетам. В дополнение к этим факторам вам необходимо будет постоянно задавать себе сложный вопрос: а что можно считать заслуживающим доверия? Вместо того, чтобы спрашивать: «Чему доверять?», вы должны спросить себя: «Как доверять?».

Лекция Томаса Лейча в Университете ИТМО
Лекция Томаса Лейча в Университете ИТМО

В этой связи новости можно сравнить с «Википедией», ресурсом, к которому в научном сообществе относятся с некоторой долей пренебрежения, так как она написана и отредактирована массой людей, авторитетность которых не может быть установлена наверняка, в то время как традиционные энциклопедии пишутся и редактируются экспертами. Пару лет назад я исследовал этот вопрос в своей книге, где вывел своего рода кейс: если даже «Википедия» не так надежна, как говорят мои коллеги, она в любом случае является бесценным подспорьем в обучении, бросая вызов таким авторитетным изданиям, как, например, та же Энциклопедия Британника. Она заставляет нас самих быть экзаменаторами и проверять ее источники. Когда учителя поощряют учащихся к овладению информацией, чтобы они могли подвергать сомнению ее самостоятельно, их конечной целью является создание нового поколения мыслителей и создателей, авторитет которых в конечном итоге вытеснит их.

«Не бывает только двух ответов — верю или не верю»

Если вы сдали на права, энциклопедические знания все равно не сделают вас хорошим водителем. Хороший водитель — это прежде всего тот, кто может приспосабливаться к постоянно меняющимся условиям и по-разному оценивать происходящее вокруг. Он в определенной степени доверяет своей машине, качеству дорожного покрытия, наконец, он в определенной степени доверяет другим водителям — по крайней мере, до тех пор, пока они не нарушат правила дорожного движения. Хорошие водители не доверяют обстоятельствам слепо, они умеют подстраиваться под них.

Подобно этому, все большее количество ситуаций и обстоятельств порождает более сложные «виды доверия». Здесь все гораздо сложнее, чем выбор между двумя ответами: верю или не верю. Готовя материал, репортеры позволяют источнику информации представить свою точку зрения. Если у вас когда-либо брали комментарий, наверняка вы задавались вопросом: почему эти люди хотят знать мою часть истории и предать ее огласке? Вслед за этим вопросом следуют и другие: какому именно репортеру вы будете доверять свою информацию, что конкретно вы скажете ему и так далее.

Опытные читатели учатся обобщать все эти вопросы. Они всегда спрашивают себя не только о том, в чем дело, но и о том, чья точка зрения представлена в этом материале, кому из представленных в этой истории людей можно верить, а к кому из них следует отнестись с недоверием и так далее. Как бы мы ни старались, новости никогда не будут упрощены до перечисления фактов. Это дает нам хороший урок о том, как следует их понимать.

Когда вы читаете новости, попробуйте задать себе эти вопросы:

1) Какое основное утверждение содержит материал?

2) Какие доказательства представлены в поддержку этого утверждения?

3) Какие контраргументы могут быть приведены против этого утверждения?

4) Как много заинтересованных сторон я могу идентифицировать и как много из них представлено в статье?

5) Чьи мнения и стороны не были представлены в статье? Почему?

6) Во что, как предполагают авторы материала, я уже верю и во что они хотят заставить меня верить?

7) Что выделяет этот материал среди других?

8) Как много других способов и источников я могу найти, чтобы прочитать этот материал?

9) Чьи интересы защищаются публикацией этого материала?

10) Какой реакции от меня ждут после прочтения этого материала? Каково мое отношение к этой реакции?

Кроме того, когда вы пытаетесь разобраться в огромном количестве источников информации, рано или поздно вы столкнетесь с неминуемыми разногласиями. В этом споре помогут несколько правил. Снимите напряжение материала: рациональное восприятие поможет снизить накал страстей и сделать ситуацию более ясной. Унифицируйте и ищите точки соприкосновения, которые помогут понять и прочувствовать ситуацию. Усложняйте: ищите обстоятельства, благодаря которым ситуация не будет восприниматься «черно-белой». И наконец, идите дальше представленного материала, ищите связи, которые позволят воспринимать ситуацию в более широком контексте.

«В колледжах нет отделов доверия, мы должны развивать свою метаграмотность сами»

Безусловно, жизнь коротка, и мы не можем постоянно проверять источники информации. Кроме того, еще с детства, дошкольного образования в нас воспитывается, своего рода, покладистость, соблюдение правил, а не идея «информированного доверия». Когда моя учительница в детском саду сказала: «Поверь мне», она не имела в виду, чтобы я доверял ей, осмыслив происходящее. Она просто хотела, чтобы я заткнулся и делал, как она говорит.

Еще один аспект: большинству из нас нужны быстрые ответы на вопросы, а не углубленное изучение материала и долгая полировка навыков. И в этом смысле развитие технологий еще больше подтолкнуло нас к реализации этих желаний.

Лекция Томаса Лейча в Университете ИТМО
Лекция Томаса Лейча в Университете ИТМО

В колледжах нет отделов доверия, не так ли? Несмотря на то, что этот навык — очень простой, нет курсов, где обучение ему было бы центральной темой. Эти навыки в течение жизни воспитываем в себе мы сами. Мы доверяем на дороге, доверяем в браке, доверяем своим детям или родителям, при этом делаем это по-разному в каждом из случаев. Но по каким-то непонятным причинам эти навыки покидают нас, когда мы садимся читать новости. Хотя они, казалось бы, должны быть доступны нам по первому желанию. Один из способов воспитать их — расширить свои способности от просто грамотности до метаграмотности (metaliteracy). Если грамотность — это набор навыков, позволяющих нам изучить новый язык, метаграмотность позволяет нам критически осмысливать то, как мы используем данные нам навыки.

Как развивать вашу грамотность и метаграмотность? Выработайте разные способы чтения материала, всегда ищите более широкий спектр новостных источников, задавайте больше вопросов, заставляйте читать себя вещи, которые вам бы не понравились, будьте в курсе новых технологий, чтобы из простого потребителя новостей стать аналитиком.

Перейти к содержанию