Екатерина Бельтюкова в этом году окончила магистратуру по программе «Научная коммуникация». Еще во время обучения она заинтересовалась темой психоактивизма — ее дипломный проект был посвящен тому, как в России относятся к психическому здоровью на социальном и законодательном уровне, как эти темы освещаются в СМИ, а также анализу сервисов по подбору психологов. В интервью выпускница рассказала о том, что привело ее в Университет ИТМО, как проходило обучение, откуда возник интересе к психологии и какие перспективы она видит для себя в будущем.

О выборе факультета

Екатерина Бельтюкова. Фото из личного архива
Екатерина Бельтюкова. Фото из личного архива

Изначально я узнала про магистратуру, когда в 2016 году поехала на мастерскую по научной коммуникации проекта «Летняя школа» (бывшая школа «Русского репортера»). Вообще, научная коммуникация как направление меня интересовала давно — я с детства увлекалась наукой, в частности, биологией, зоологией. Но после школы пошла не в научную среду, а в бакалавриат по пиару и рекламе. Все время, пока я училась там, мне казалось, что мне не хватает какого-то более глубокого содержания. Мне совсем не хотелось рекламировать косметику, развлечения и тому подобные вещи.

Когда на втором курсе начался предмет «Концепции современного естествознания», меня озарило: я ведь могу совместить свои профессиональные навыки и увлечения и заняться именно популяризацией науки. Так что, можно сказать, весь мой жизненный путь меня плавно к этому подводил.

Не так давно я увлеклась темой психического здоровья и решила, что можно специализироваться не на популяризации науки вообще, а посвятить себя именно этой области, потому что она кажется мне значимой.

Обучение

Магистратура по научной коммуникации
Магистратура по научной коммуникации

В течение учебы я работала в нескольких проектах и мероприятиях: была одним из координаторов в проекте «Открытая лабораторная» — это один из крупнейших офлайн-ивентов по проверке научной грамотности, вошла в оргсостав вышеупомянутой «Летней школы». Вместе с одногруппниками нас в рамках обучения отправляли на конференцию «Наука будущего — наука молодых» в Сочи, где мы работали в студенческом пресс-офисе. На съезде Вавиловского общества генетиков и селекционеров мы также отвечали за освещение мероприятия.

Я счастлива, что выбрала именно эту магистратуру. Очень классно, что у нас многие преподаватели не просто теоретически разбираются в своем предмете, а являются именно практикующими специалистами. Это основное отличие от многих других вузов и программ, где иногда преподают люди, отстающие от современных тенденций. Довольно часто к нам под конкретную тему или под конкретный курс приезжали специалисты даже из других городов — именно для того, чтобы из первых рук рассказать о практической стороне вопроса.

«Открытая лабораторная-2020». Источник: социальные сети
«Открытая лабораторная-2020». Источник: социальные сети

Также нам предоставляли возможность проходить краткосрочные практики, помогали найти стажировки. Мы часто ходили в музеи и институты, где нам рассказывали как о научной деятельности, так и о коммуникационной. Плюс, часть занятий были очень практическими: например, в последнем семестре у нас был совместный курс с агентством визуальных коммуникаций и образовательных программ «Гонзо-дизайн». Мы придумывали мультимедийные проекты для НИИ метрологии имени Д. И. Менделеева и для BIOCAD. У нас была возможность именно на практике опробовать те скиллы, которые мы получили во время обучения, и мне кажется, что такие занятия гораздо лучше формируют специалиста, чем просто лекции.

Ну и еще я очень люблю наш преподавательский и административный состав, так что от обучения у меня остались сугубо положительные впечатления.

О научных интересах

Источник: shutterstock.com
Источник: shutterstock.com

Меня сильно увлекает тема психического здоровья, так что с первого курса я занималась именно ею. Я обнаружила, что у нас в стране все довольно печально обстоит с интересом людей к психологии и своему психическому здоровью, а многие путаются между тем, чем занимаются психологи и психиатры. Согласно опросу ВЦИОМ, всего 1% россиян обращается к психотерапевту в трудной ситуации. Также выяснилось, что у нас не очень подробно разработано законодательство: до сих пор нет единого закона об оказании психологических услуг, а значит нет и формальных критериев, предъявляемых к психологу как к специалисту. По сути, любой может им работать.

В этой связи мне было интересно изучить сервисы по подбору психологов, потому что им приходится вырабатывать собственные критерии для определения профессионализма. Мне хотелось понять, как они эти критерии формируют, что для них важно. Поэтому я провела контент-анализ этих проектов и взяла интервью у основателей пяти сервисов. Выяснилось, что принципы отбора совпадают для разных проектов и позволяют предоставлять действительно качественную психологическую помощь. Учитываются образование, ценности, опыт, этичность терапевта, а также прохождение им личной терапии и супервизии. Также многие проекты активно занимаются психопросвещением: ведут блоги, создают курсы, участвуют в разных мероприятиях.

Источник: shutterstock.com
Источник: shutterstock.com

Что дальше

Я бы хотела, чтобы моя работа была связана с психопросвещением. Мне бы хотелось писать на тему психического здоровья и рассказывать о психологии как о науке, либо заниматься организацией просветительских мероприятий, чтобы люди больше задумывались о своем психическом и психологическом благополучии и не стеснялись обращаться к психотерапевтам. То есть каким-то образом способствовать дестигматизации темы, поскольку всё, что касается психического здоровья, в нашей стране до сих пор сильно табуировано.

Перейти к содержанию