Заземление

В этом году к Музею Докучаева присоединился Центр Art&Science Университета ИТМО и подготовил масштабную культурно-образовательную программу — «Заземление». В ее рамках будут проведены две большие конференции, организованы лекции от художников, ученых и философов, а также будет подготовлена выставка, которая откроется весной 2021 года.

Главной задачей проекта станет выстраивание связи между современным искусством, философией и традиционной наукой. А центральной темой станет почва — основополагающий элемент и источник жизни, который мы привыкли не замечать.

Проект «Заземление». Источник: groundingwith.space
Проект «Заземление». Источник: groundingwith.space

Под асфальтом не пляж

Публичную программу проекта открыла онлайн-конференция «Под асфальтом — не пляж», прошедшая 21 ноября. Название перефразирует лозунг протестующих французских студентов 1968 года и намекает, как мало мы на самом деле знаем о том, что находится у нас под ногами.

Пролить свет на эту тему были приглашены ученые-специалисты, в том числе Юлия Тимофеева — научный сотрудник Центрального музея почвоведения им. В.В. Докучаева в Санкт-Петербурге и Николай Смирнов — географ, художник, исследователь, бывший сотрудник лаборатории комплексных геокультурных исследований Арктики. А поразмышлять о роли почвы в эпоху антропоцена собрались философы Бен Вудард и Полина Ханова и целый ряд художников: легендарный австралийский художник Орон Кэттс, французская художница Карин Бонневаль, группа исследователей из Германии Farming the Uncanny Valley и участники международного проекта института Strelka The Terraforming.

Источник: vk.com/art.itmo
Источник: vk.com/art.itmo

Neolife

Одним из ключевых спикеров конференции стал Орон Кэттс — австралийский художник, один из основоположников направления биоарта, прославившийся благодаря использованию в своих художественных работах живых тканей, выращенных в пробирке. Основанная им лаборатория SymbioticA специализируется на создании «полуживых» скульптур, балансирующих на границе понятий «живое» и «неживое», «органическое» и «синтезированное». Сам художник назвал такой подход неойлайфизмом (neolifism) — высшим проявлением человеческого стремления подчинить себе природу.

Неолайфизм — представление о биологическом мире как о сыром материале, который нужно преобразовывать, улучшать и подгонять под свои нужды. Несмотря на то, что люди на протяжении всей своей истории стремились найти способы получить максимум от природных ресурсов (в качестве примера Кэттс приводит практику коренных жителей Австралии поджигать растительность для обогащения почвы полезными минералами), своего максимума эта тенденция достигла именно в эпоху антропоцена. Мы не только изобрели инкубаторы, фермы и гидропонику, но уже научились модифицировать геномы растений и животных, выращивать мясо в пробирке и создавать новые уникальные формы жизни.

 Compostcubator 0.4 (2019), Oron Catts, Ionat Zurr & Devon Ward. Источник: tcaproject.net
Compostcubator 0.4 (2019), Oron Catts, Ionat Zurr & Devon Ward. Источник: tcaproject.net

Все это мы начали воспринимать как само собой разумеющееся, в своих практиках все дальше и дальше уходя от природы, растождествляя себя с ней. В своих последних работах Орон Кэттс обращается к теме того, как мы можем сочетать наши технологические решения с природными материалами.

Его проект «Compostcubator» — это установка для инкубации с использованием естественного тепла, образующегося внутри компоста. Вдохновением для проекта стало поведение австралийских глазчатых куриц, которые закапывают свои яйца в ямах с перегноем. Таким образом художник хотел показать, как научные разработки из лабораторий могут возвращаться обратно к земле, людям и природе.

Огород на кладбище

Трансфером научных технологий из лабораторий к обычным людям занимаются и берлинские художники Стефан Швабе и Яннис Хулсен в своем проекте «Farming the Uncanny Valley». В рамках своей работы они проводят открытые мастер-классы по современным технологиям земледелия и фермерства по всей Германии. Ключевой точкой их исследования стал огород, который они разбили на незанятом участке кладбища, — их целью было исследовать реакцию людей на такое не совсем тривиальное решение.

Проект «Farming the Uncanny Valley». Источник: www.farming-the-uncanny-valley.net
Проект «Farming the Uncanny Valley». Источник: www.farming-the-uncanny-valley.net

Проблему использования незанятых территорий серьезно изучила группа исследователей проекта «Terraforming», организованного московским институтом Strelka. Андрей Тетекин, Лусиано Брина и Ю Гун рассматривали так называемые «внутренние периферии» (термин предложен российским географом Владимиром Каганским). Это заброшенные территории, образовавшиеся после развала СССР: неиспользуемые военные и производственные полигоны, истощившиеся рудники и карьеры, покинутые режимные объекты, а также места захоронения опасных отходов.

«Лучший способ спасти леса от разорения человеком — это захоронить в нем ядерные отходы» — эту цитату известного британского эколога Джеймса Лавлока исследователи взяли за отправную точку. В ходе наблюдения за территориями, покинутыми людьми, они пришли к выводу, что это лучшее, что могло с ними произойти: несмотря на огромный ущерб, нанесенный этим территориям в ходе человеческой деятельности, они вполне успешны в самовосстановлении и самоисцелении.

Проект «Farming the Uncanny Valley». Источник: www.farming-the-uncanny-valley.net
Проект «Farming the Uncanny Valley». Источник: www.farming-the-uncanny-valley.net

Авторы проекта назвали такие природные объекты «Фармаконами» (Pharmakon Landscapes) — одновременно несущими в себе яд и исцеление. Они уже не могут быть использованы в какой-либо хозяйственной деятельности, но могут стать источником очищения и тотального обновления планеты. Это, своего рода, непроизвольные природные парки с большим потенциалом в решении экологических проблем.

Попробовать почву на вкус

О масштабах экологического бедствия рассказала Юлия Тимофеева — специалист по почвам и научный сотрудник Музея почвоведения. По данным исследователей, 78% территорий во всем мире — непригодны для земледелия. При этом фертильные территории ежегодно сокращаются на более чем 50 тысяч квадратных километров — в частности, из-за строительства новых дорог, зданий, промышленных объектов. Почва, скрытая асфальтом и бетоном, оказывается навсегда утраченной, никакая жизнь и биологическая активность в ней происходить не может. Деградация почв — глобальная проблема, которая для большинства людей пока что совсем не очевидна. Но уже совсем скоро — учитывая темпы роста населения и тотальную урбанизацию — такое пренебрежение может привести к серьезному кризису.

Главной причиной такого отношения можно назвать наше — как городских жителей — полное отчуждение от почвы, земли. Мы не воспринимаем почву как живую субстанцию, ощущаем ее мертвой, просто грязью и пылью под ногами. Тем не менее, под землей происходит масса удивительных процессов, там кипит жизнь и активная деятельность: бактерий, растений, микроорганизмов.

Источник: www.karinebonneval.com
Источник: www.karinebonneval.com

Их всех можно не только увидеть, но и услышать — именно этим занимается французская художница Карин Бонневаль. На протяжении многих лет при помощи чувствительных микрофонов и осциллографа она записывает звуки, издаваемые землей, и использует их в своих проектах и художественных высказываниях. Она также изучает шумовое загрязнение, с которым сталкиваются подземные обитатели, и то, как антропогенные звуки влияют на рост грибов и жизнедеятельность бактерий.

Главная цель ее проектов — наладить более тесную связь между людьми и землей. Например, в некоторых ее проектах зрителям предлагалось попробовать почву на вкус, в других — послушать аудиозаписи подземных процессов, в третьих — представить себе ощущения растения, укорененного в землю. Все свои проекты она делает в тесной коллаборации с учеными, инженерами и исследователями, многие из которых, по ее словам, очень удивляются, что такая тема интересует кого-то кроме узких специалистов. Но художница уверена, что подобные художественные и просветительские проекты помогут людям стать более осознанными и больше уважать землю, которая нас носит и питает.

Запись конференции доступна на английском и на русском языках.

Перейти к содержанию