«Тогда было понятно, что мы находимся в начале пути»

Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашем исследовании.

Антон Барчук: Нашей целью была оценка распространенности коронавирусной инфекции в Петербурге. Для этого есть разные методы. Самым простым является опрос, очень близкий к социологическому исследованию. Это похоже на то, когда вы проводите опрос, чтобы узнать то или иное мнение. Но только, помимо вопросов, мы еще приглашали людей сдать кровь.

Даниил Широков: Сперва коллеги из Европейского университета создали репрезентативную выборку по Санкт-Петербургу. Они обзвонили порядка 60 тысяч человек: спрашивали, готовы ли люди принимать участие в опросе. Если да, то уточняли состояние, социально-демографические характеристики, наличие симптомов. Во вторую и третью волну добавлялись вопросы про то, болел ли человек, и про прививку. Соответственно, когда опрос заканчивался, участникам предлагали прийти в клинику и сдать тест на антитела. Результаты с данными телефонного опроса использовались для дальнейшего анализа.

Когда проводилось исследование?

Антон Барчук: Мы начали его делать в мае 2020 года вместе с Европейским университетом, сетью клиник «Скандинавия», лабораторией «Генетико» в Москве при поддержке АО «Полиметалл». Позже к нам присоединились коллеги из ФГБУ НИИ гриппа имени А.А. Смородинцева. В мае заканчивалась первая волна пандемии в Петербурге. Было не очень понятно, сколько реально людей переболело. Оценки, которые давались в СМИ, в интернете были очень разными. Было абсолютно не понятно, на каких они данных основываются. Кто-то говорил вообще, что все горожане переболели. Это побудило нас сделать свое независимое, правильное с точки зрения методологии исследование.

Антон Барчук. Фото: ITMO.NEWS

Антон Барчук. Фото: ITMO.NEWS

Даниил Широков: Всего мы работали над этой проблематикой около года. Этот этап работы закончился в конце апреля-начале мая 2021 года.

Какие результаты дало ваше исследование?

Антон Барчук: Мы увидели, как менялась распространенность инфекции в нашем городе. Первое, что бросилось в глаза — во время первой волны переболело около 10% горожан. То есть не такая большая доля населения. Тем не менее это дало практически полную загрузку системы здравоохранения, с которой та справлялась на грани. Уже тогда было понятно, что мы находимся в начале длинного пути, что это — только начало.

Даниил Широков: Да, мы немного обрадовались, когда в августе прошлого года количество новых случаев было невелико. Но уже осенью мы в своих опросах увидели рост, поняли, что идет вторая волна. Речь шла о 10-15% населения города, чего хватило для полной загрузки системы здравоохранения Петербурга.

Даниил Широков. Фото: ITMO.NEWS

Даниил Широков. Фото: ITMO.NEWS

Что показали опросы весны 2021 года?

Антон Барчук: К концу апреля 2021 года у нас было уже примерно 40-45% переболевших. Зимой заболеваемость была довольно высокой. Плюс начали появляться люди, получившие вакцину. Мы зафиксировали примерно 10-12% респондентов, которые сообщили о получении хотя бы одной дозы. То есть около 55% людей имели антитела. По идее, этого было достаточно, чтобы снять ограничения и не получить в мае значимого роста. Но в этот момент, по-видимому, пришел новый вариант вируса, спровоцировавший третью волну. Впрочем, это уже за пределами завершенной части нашего исследования.

Даниил Широков: Мы думали, что популяционный иммунитет будет достигнут весной 2021 года, но прогноз оказался слишком оптимистичным. Частично этому способствовали новые варианты вируса. Прогнозировать ситуацию теперь довольно сложно, но мы будем отслеживать ее и дальше. Однако глобально, мне кажется, наше исследование будет постепенно поворачиваться в сторону вопроса вакцинации.

Какие у вас есть данные о смертности?

Антон Барчук: Если мы возьмем все население, то наши данные говорят о примерно 0,8% летальности от COVID-19. Если говорить только о взрослом населении, то речь будет идти об 1%. То есть из 100 заболевших людей старше 18 лет, к сожалению, 1 человек умрет. Эти данные можно считать надежными. В Петербурге достаточно точно ведется статистика смертности, можно подсчитать избыточную смертность. В нашем исследовании мы можем по каждому периоду показать, сколько примерно людей перенесли болезнь к каждой дате и сравнить с числом умерших.

Даниил Широков: При этом надо понимать, что это очень высокие цифры. Смертность от гриппа, к примеру, в США меньше 0,1%. То есть ковид, как минимум, в 10-12 раз опаснее.

Источник: depositphotos.com

Источник: depositphotos.com

«Возможно, эта волна будет самой высокой»

К вопросу о вакцинации. Что ваше исследование показывает относительно прививок?

Даниил Широков: Увы, у нас нет данных, которые подтверждали бы эффективность вакцинации или опровергали бы его. Это не было целью нашего исследования. Когда мы будем продолжать проект, думаю, что этот пункт мы как раз попытаемся проверить.

И все же есть ли какие-то данные, хотя бы косвенные, о влиянии вакцинации на картину распространения вируса?

Антон Барчук: Людей, которые бы вакцинировались, мы увидели в нашей выборке только весной 2021 года. Большинство из них получили положительный тест на антитела. Косвенным образом это развеивает сомнения относительно эффективности вакцины «Спутник V», которые были в самом начале ее использования. У нас теперь есть независимые данные о том, что подавляющее большинство вакцинировавшихся получили положительный тест на антитела.

Вы сказали, что на середину весны 2021 года привилось около 10-12% населения города. Правильно ли я понимаю, что это примерно такая же доля горожан, что переносит болезнь во время каждой новой волны?

Антон Барчук: Да, именно так. При этом вакцинировавшиеся также вносят свой вклад в коллективный иммунитет. Можно метафорически сказать, что благодаря прививкам одну волну мы фактически «пропустили». Хотелось бы пропустить еще больше. Но сейчас мы уже находимся в третьей волне. Возможно, эта волна будет самой высокой.

Источник: depositphotos.com

Источник: depositphotos.com

«У нас нет привычки проводить медицинские исследования»

Вы говорили о том, что планируете продолжать исследования.

Антон Барчук: Да, мы хотим посмотреть, когда город достигнет и сможет ли вообще достичь популяционного иммунитета. Ведь пришел новый вариант вируса, для которого порог должен быть выше. Продолжение исследования намечено на август-сентябрь.

А сможет ли новое исследование что-то сказать об эффективности разных вакцин? Пока, насколько я понял, речь идет только о том, что ваши старые данные подтвердили хорошую работу «Спутника»?

Даниил Широков: Все будет зависеть от того, попадутся ли в нашу выборку респонденты, получившие вакцину от центра имени Чумакова или «ЭпиВакКорону». Если да, то некоторые выводы мы сможем сделать.

Антон Барчук: Вообще, это тема отдельного исследования, которое мы уже пытаемся провести с коллегами. Сейчас мы вместе с Институтом гриппа оцениваем иммуногенность «Спутника V». Пока, повторюсь, наши данные показывают, что вакцина работает — нет никаких фальсификаций или заговоров.

Теперь мы действительно хотели бы также проанализировать данные по «КоронаВак» и «ЭпиВакКороне». По этим вакцинам в обществе больше сомнений и, что важнее, по ним нет надежных данных.

Источник: depositphotos.com

Источник: depositphotos.com

Планируются ли еще какие-то исследования в этой области?

Антон Барчук: Уже сейчас мы ведем исследование того, как вакцина защищает именно от госпитализации, то есть тяжелого течения болезни. К сожалению, это довольно сложно. У нас нет привычки проводить медицинские исследования в учреждениях здравоохранения.

Безусловно, это не только вина самих больниц. Их никто этому не учит, у нас нет такой культуры. Количество публикаций из России в ходе пандемии, как и до нее, было небольшим. Россия вообще не считается страной, из которой можно получить надежные данные. Именно поэтому публикация о «Спутнике V» в «Lancet» так удивила всех. Никто этого не ждал.

Даниил Широков: Это, увы, породило много скепсиса относительно самой работы. Помните, как некоторые грешили на опубликованные данные, даже говорили о подлоге. Это показатель недоверия. Ведь в любой работе могут быть ошибки, могут быть опечатки, это нормально. Точно так же нормально их исправлять. Но мы были свидетелями того, как люди накинулись на статью. И даже те коллеги, которые сами ничего не публиковали никогда, начали упражняться в критике.

Перейти к содержанию