По пунктам:

  1. Вакцины против COVID-19 были разработаны слишком быстро. Как убедиться в том, что исследователи не пропустили важные этапы?
  2. А кто вообще следит за исследованиями и оценивает результаты ученых?
  3. Как еще проверяются исследования?
  4. В статьях о вакцинах можно встретить много непонятных терминов вроде «рандомизированное исследование», «слепое плацебо-контролируемое исследование» и так далее. Что все это значит?
  5. Сколько добровольцев нужно для исследования?
  6. А как вообще доказывается эффективность вакцин?
  7. Сейчас пишут о разных случаях заражения уже после вакцинации. Это говорит о том, что вакцина все-таки не эффективна?
  8. А что насчет противопоказаний?
  9. Как определяется, что вакцины безвредны?
  10. Что дальше? Продолжается ли контроль уже во время массовой вакцинации?

Вакцины против COVID-19 были разработаны слишком быстро. Как убедиться в том, что исследователи не пропустили важные этапы?

Во-первых, в основе всех вакцин, которые сейчас используются в гражданском обороте, лежат не новые технологии. Поэтому нельзя говорить, что разработчики вдруг взяли и создали вакцины с нуля. Во-вторых, они прошли все этапы оценки эффективности и безопасности, которые проходят любые медицинские препараты, выходящие на рынок. В случае с вакцинами эти этапы действительно удалось пройти достаточно быстро ― но не потому, что разработчики пропустили что-то важное. Дело в том, что собственно научные исследования ― это далеко не все. Чтобы выйти на рынок, препарат должен также пройти много административных, бюрократических согласований. Это давно устоявшиеся требования, и в обычной практике этот процесс может продолжаться довольно долго. Но вакцины против коронавируса были нужны очень быстро, поэтому было принято решение ускорить административную работу. При этом сами фазы исследований остались прежними: сначала вакцины исследовались на животных, затем они прошли несколько фаз исследований на людях, в течение которых оценивалась их эффективность и безопасность.

А кто вообще следит за исследованиями и оценивает результаты ученых? Ведь статьи о вакцинах не просто так попадают в ведущие научные журналы.

Для всех исследований есть хорошо прописанные процедуры. Нужно понимать, что научное исследование ― это не просто «что-то собрали, что-то посчитали и опубликовали». Это четкий и понятный план, которому надо следовать. Если делать по-другому, велик шанс, что ваши результаты не будут опубликованы, их не примет научное сообщество или ваш продукт не пройдет согласование в регуляторных органах. Поэтому современная наука и фармацевтическая индустрия все больше придерживается принципа открытости ― специалисты стремятся раскрывать и комментировать как результаты исследований, так и планы по проведению работы и даже полученные данные. Эта информация выкладывается на специальных порталах ― регистрах клинических исследований, в этих базах обычно и публикуется выжимка из протоколов. Причем план исследования обязательно объявляется еще до начала работы. Это делается для того, чтобы авторы не смогли постфактум изменить свои цели и методы.

Как еще проверяются исследования?

Также исследования проверяются этическими комитетами ― они определяют, соответствует ли работа всем существующим принципам и нормам. Есть целые своды правил по оценке этической составляющей исследований ― например, Хельсинкская декларация и другие документы. Следование этим правилам может проверить любой желающий, потому что все протоколы, как правило, публикуются в открытом доступе. И наконец, перед публикацией в международном научном журнале статья об исследовании проходит обязательное рецензирование ― это весьма жесткая оценка ревьюеров, специалистов в узкой области, которые проверяют, насколько проведенная работа соответствует существующим принципам, не отклонялись ли ее авторы от методов, которые они заявляли в протоколе, и нет ли в исследовании каких-то ошибок.

В статьях об исследованиях можно встретить много непонятных терминов вроде «рандомизированное исследование», «слепое плацебо-контролируемое исследование» и так далее. Что все это значит?

«Слепое» значит, что большинство участников исследования не знают, что получает конкретный пациент ― плацебо или действующий препарат. «Заслепление» необходимо, чтобы исключить субъективные выводы и оценки и не исказить результаты исследования. «Контролируемое» значит, что у вас есть контрольная группа, и важно, чтобы она создавалась путем рандомизации. Рандомизация ― это случайное распределение участников исследования в разные группы ― как экспериментальную, так и группу, получающую плацебо. Случайное распределение крайне важно, чтобы никакие другие характеристики пациентов (кроме того, что именно они получают ― действующий препарат или пустышку) не влияли на оценку эффективности. Например, если мы будем собирать группу не случайным образом, а, допустим, по желанию врача, это может привести к различным искажениям. К примеру, он решил не допускать к вакцинации людей с хроническими заболеваниями. Это приведет к тому, что в контрольной группе у вас будет много людей, у которых выше риск смерти от коронавируса. Поэтому важно как «заслеплять», так и рандомизировать исследования, чтобы получить объективные результаты.

Когда вакцины начинают исследовать на добровольцах, можно встретить разные цифры: где-то это несколько десятков человек, а где-то ― сотни или десятки тысяч. Так сколько все-таки добровольцев нужно?

Когда вакцина исследуется на людях, она также должна пройти несколько фаз исследований. И у каждой фазы свои цели и свое количество участников. На первом этапе исследуется первичный профиль безопасности ― и делается это на небольшой выборке (как правило, это несколько десятков человек). Если препарат покажет себя как небезопасный, его дальнейшие исследования полностью прекратят. Если все хорошо, исследователи переходят ко второй фазе, в которой участвует больше добровольцев. На этом этапе можно сделать предварительные выводы об эффективности вакцины. И наконец, третья фаза ― это полноценное сравнительное рандомизированное исследование, где полноценно оценивается эффективность. Это финальный этап исследований перед выпуском препарата в гражданский оборот. Здесь участвует уже несколько десятков тысяч людей.

В СМИ пишут, что «вакцина продемонстрировала эффективность на уровне более 90%». А как вообще доказывается эффективность?

Прежде всего, должен быть дизайн исследования, с помощью которого можно доказать эффективность. Это можно сделать, если есть две группы: в одной добровольцы получают препарат, в другой ― плацебо, но по всем другим характеристикам эти группы сопоставимы (то есть никакой другой фактор не сможет повлиять на то, сколько нежелательных исходов, которые мы хотим избежать, будет в той или иной группе). Оценка эффективности ― это прямое сравнение двух групп. В случае с COVID-19 исследователи сравнивают такой исход, как инфекция, то есть сколько людей заболело и не заболело в группе участников, получивших вакцину, и сколько таких было в другой группе. Эффективность вакцины рассчитывается из соотношения рисков, то есть показателем эффективности вакцинации будет более низкий риск заболеть, если человек сделал прививку. Таким образом, те самые 90% говорят нам о том, что риск заболеть после вакцинации уменьшается на 90% по сравнению с ее отсутствием.

Сейчас пишут о разных случаях заражения уже после вакцинации. Это говорит о том, что вакцина все-таки не эффективна?

Во-первых, единичные наблюдения не могут говорить об эффективности в целом ― и в той, и в другой группе будут болезни, прививка не сможет на 100% защитить от заражения. Вопрос в том, насколько риск заболеть становится меньше, если человек сделал прививку. Во-вторых, рандомизированное исследование может отличаться от реальной практики, тем более в условиях появления новых вариантов вируса. Хотя исследователи уже получают данные, что вакцины, которые используются сейчас, достаточно эффективны и в отношении новых вариантов. Но это, тем не менее, приводит нас ко второму этапу оценки эффективности ― исследованиям из реальной практики. После того, как вакцина одобрена и вышла в массовый оборот, исследователи продолжают изучать, как она работает в реальной жизни. Для этого используются уже другие дизайны исследований, но они также включают оценку большой группы людей. Важно понимать, что никакие исследования не делаются на основе единичных наблюдений.

А что насчет противопоказаний? При каких условиях на самом деле нельзя делать прививки?

Единственное абсолютное противопоказание против вакцинации от коронавируса ― анафилактический шок или аллергические реакции на компоненты вакцины. Относительное противопоказание, если в анамнезе были нежелательные реакции на другие вакцины. Однако в этом случае вакцинироваться все равно можно, но с осторожностью и под пристальным контролем специалистов. Других абсолютных медицинских противопоказаний против вакцинации не существует. Есть ограничения. Например, они могут быть связаны с возрастом ― это обусловлено тем, что на конкретной возрастной группе еще не делались исследования. А вот хронические заболевания ― это, наоборот, показание к вакцинации, ведь при их наличии у человека повышен риск смерти от коронавируса. При этом нет никаких данных, доказывающих, что хронические заболевания повышают риск возникновения нежелательных явлений от прививки.

Как определяется, что вакцины безвредны?

Безопасность оценивается по тому же принципу, как и эффективность вакцин. Исследователи сравнивают две группы (те, кто получил вакцину, и те, кто получил плацебо) и оценивают, в какой из них было больше нежелательных явлений. Рандомизированные исследования показывают, что есть некоторые стандартные нежелательные явления, связанные с введением вакцины ― это боль в месте инъекции, головная боль, симптомы простудного заболевания и повышение температуры. Все это носит временный характер. Но бывают и очень редкие нежелательные явления от вакцин. Их нельзя заметить в исследованиях, потому что они встречаются один раз на миллион и реже. В разных странах, где уже проводится массовая вакцинация, такие явления собираются в специальные базы и изучаются. Задача ученых ― оценить, насколько они редки, а также насколько риск таких явлений выше пользы от вакцинации. На данный момент польза, которую может принести вакцинация, намного выше, чем вероятность возникновения нежелательных явлений.

Допустим, по результатам исследований вакцина доказала свою эффективность и безопасность и теперь используется массово. Что дальше? Продолжается ли контроль уже во время массовой вакцинации?

Безусловно, ведь всегда будут оставаться вопросы. Исследователи продолжают собирать, изучать и публиковать данные и во время массового использования препарата. Это особенно важно для вакцин от коронавируса, ведь сейчас продолжают появляться новые штаммы. Кроме того, в научном сообществе сейчас активно обсуждается вопрос ревакцинации ― сколько дозировок вакцины необходимо, как часто нужно делать прививки, как меняется ответ после вакцинации через какое-то время? На все эти вопросы исследователи должны найти четкие ответы. И наконец, еще одна важная тема касается доступности вакцин в мире. Ведь у многих стран охват первичной вакцинацией ещё минимальный.
Перейти к содержанию