Мир изменился внезапно. И пусть пока непонятно, как долго продлится изоляция, но очевидно одно: расстановка сил офлайн- и онлайн-событий уже не будет прежней. Если еще пару лет назад был актуальным вопрос, а нужны ли культурным институциям социальные сети, не нарушают ли они традиций? То сегодня это уже необходимость. Новые платформы и способы общения с аудиторией — вот то, о чем сейчас говорят представители даже самых консервативных учреждений.

Кунсткамера

Онлайн-экскурсии по Кунсткамере. Источник: kunstkamera.ru
Онлайн-экскурсии по Кунсткамере. Источник: kunstkamera.ru

«Не скажу, что мы были готовы к полному закрытию. Большую часть материала, который мы сейчас используем в онлайн-трансляциях, успели записать за то время, когда музей уже закрылся для зрителей, но туда еще приходили сотрудники. Конечно, как и многие другие институции, мы сейчас пытаемся выходить в интернет, придумываем развлекательные форматы. Например, проект "Говорит и показывает Кунсткамера". Это онлайн-кинозал, где мы транслируем наше антропологическое документальное кино из архивов. Кроме этого, мы запустили онлайн-экскурсии, лекции от сотрудников музея. Но эти действия открыли для нас ряд внутренних проблем, которые не дают нам легко и просто перейти в цифровой мир», — рассказала Татьяна Соловьева, заведующая Центром медиакоммуникаций Кунсткамеры.

Она уточняет, что сотрудники Кунсткамеры — это зачастую исследователи, ученые, а темы их докладов — достаточно сложные и узконаправленные для того, чтобы делиться ими с широкой аудиторией. Именно поэтому, по словам представителя Кунсткамеры, в период такого кризиса многие музеи будут привлекать научных коммуникаторов, ведь именно они помогли бы преодолеть этот барьер (добавим, что таких специалистов готовят в магистратуре Университета ИТМО на программе «Научная коммуникация» — прим.ред.)

Однако, как уточняет Татьяна Соловьева, таких специалистов не очень много, поэтому в том числе самим работникам музея придется учиться и строить мосты между научными текстами и интересом аудитории.

Музей Халлвилов в Стокгольме

3D-тур по Музею Халлвилов в Стокгольме. Источник: hallwylskamuseet.se
3D-тур по Музею Халлвилов в Стокгольме. Источник: hallwylskamuseet.se

«Мы перешли к более активной работе с подкастами и видео-контентом, которыми занимались и раньше, но не так целенаправленно. У нас много идей: делаем экскурсии в сторис, а также Skype-экскурсии для школ и домов престарелых. Мы понимаем, что им сейчас тоже непросто, поэтому чувствуем свой социальный долг — помочь друг другу», — поделился своим опытом Владимир Охнич, педагог в стокгольмском Музее Халлвилов (Швеция).

Пространство современного искусства в Баку YARAT

Пространство современного искусства в Баку YARAT. Источник: yarat.az
Пространство современного искусства в Баку YARAT. Источник: yarat.az

Однако специалисты пространства современного искусства YARAT (Азербайджан) считают, что, несмотря на положительные стороны онлайн-форматов, режим виртуальных экспозиций все же искажает восприятие работ.

«В музее современного искусства выставляются разные экспонаты: от картин до масштабных мультимедийных проектов, и все они в той или иной степени пострадают. Да, мы можем выставить живопись, скульптуру в инстаграме, но важна среда, атмосфера, в которую человек погружается только в музее. Насколько бы устарелым это высказывание не было, но “объекты нужно чувствовать физически, воспринимать их вместе с окружающей аурой”», — рассказала Суад Гараева-Малеки, художественный руководитель пространства современного искусства YARAT (Азербайджан).

Выставка в пространстве современного искусства в Баку YARAT. Источник: moussemagazine.it
Выставка в пространстве современного искусства в Баку YARAT. Источник: moussemagazine.it

Но с другой стороны, по словам эксперта, карантин и кризис — это редкая возможность для VR и видео-проектов выйти с периферии современного искусства в его эпицентр, в авангард. Сейчас к ним обращено максимальное внимание зрителей, галерей, коллекционеров, потому что только они не теряют своей ценности в виртуальной демонстрации, добавляет она.

«Если говорить о проектах и форматах, которые мы запустили в последний месяц, то в первую очередь, это открытый Open call для художников со всего мира. Мы хотим собрать работы и представить онлайн-выставку, у которой нет физического аналога. Также мы начали сотрудничать с местной VR-студией, чтобы разработать полноценную VR-выставку. Наверное, единственный настоящий плюс выхода музеев в цифровое пространство — это расширение аудитории. Раньше их могли посещать только жители конкретных городов, а сейчас такой доступ есть у людей со всего мира», — прокомментировала Суад Гараева-Малеки.

Александринский театр

Онлайн-спектакль «Маузер». Источник: социальные сети
Онлайн-спектакль «Маузер». Источник: социальные сети

Кроме того, о своем опыте в рамках дискуссии рассказал и генеральный продюсер Новой сцены Александринского театра Александр Малич.

«После введения первых карантинных мер мы сразу решили вступить в партнерство с “Триколор ТВ”, потому что хотели не просто транслировать постановки в интернет, а делать это на высоком уровне. Сейчас мы транслируемся на 40 миллионов домохозяйств России, а также в онлайн-кинотеатрах и Youtube. Кроме текущих спектаклей, у нашей аудитории есть возможность посмотреть архивные записи тех постановок, которые уже не идут в театре. И отчасти это большая удача выйти на новый контакт с людьми, привлечь больше новых гостей. Например, “Маузера” посмотрели 350 тысяч уникальных зрителей, для сравнения: вместимость Новой сцены Александринского театра — около 1000 мест, то есть для аналогичного охвата мы должны были бы 350 раз его поставить. Другое дело, что сейчас мы это не монетизируем, но чтобы сохранить формат и после карантина, нам придётся ввести эту меру», — прокомментировал Александр Малич.

Полное видео дискуссии можно посмотреть по ссылке.

Перейти к содержанию