Как на искусство повлияет эпидемия коронавируса

Спикеры начали встречу с тезиса, что определение человека и человеческого устарело и нуждается в пересмотре. Екатерина Никитина напомнила о теории французского философа Бернара Стиглера, согласно которой человеком в современном понимании homo sapiens стал только в тот момент, когда к нему попали инструменты и технологии — как в мифе о Прометее. Человек представляет собой, скорее, продукт стечения случайных причин и обстоятельств, то есть чего-то внешнего, совершенно негуманистического. И особенно ярко, по мнению спикера, это видно сейчас, когда внезапно новую реальность нам диктует вирус, а мы вынуждены ему подчиняться, полностью менять привычный образ жизни.

Наталья Федорова высказала предположение, что нынешняя эпидемия в итоге вызовет очень серьезные изменения в общественном устройстве, философской мысли и искусстве. Интересно и то, какой будет посткарантинная эстетика: в условиях, когда все коммуникации и весь досуг полностью переместились в онлайн, сеть стала важнейшей частью нашей жизни. Возможно, это приведет к возрождению некогда популярного нет-арта — искусства, объектом которого является интернет.

Наталья Федорова. Источник: социальные сети
Наталья Федорова. Источник: социальные сети

«Мы сейчас совсем по-другому смотрим на то, что еще недавно нам казалось важным, привычным и совершенно необходимым. Сейчас оказывается, что все это не было экзистенциальной характеристикой нашего бытия. Найти же новые характеристики — это и есть актуальная задача для философии. Сейчас в искусстве довольно много эсхатологических мотивов и разговоров об эстетике в самом средневековом понимании — как способе определения возвышенного, границ души», — считает Наталья.

Медиахудожник Ильдар Якубов видит большой потенциал в том, что сейчас происходит в политике и обществе. По его мнению, нынешняя ситуация приведет к расцвету самоорганизаций и гражданских объединений.

По мнению всех участников дискуссии, безусловно, вся история с коронавирусом спровоцирует взлет микробиологического и вирусологического арта. Наталья Федорова ожидает появление «вирусологической поэзии» уже в ближайшее время — тем более, что кодировать текст в геноме бактерий художники (например, Эдуардо Кац) уже пробовали.

Ипполит Маркелов, который как раз работает с микроорганизмами и исследует их в контексте искусства, заметил, что тема не нова: пионер биоарта Джо Дэвис начал использовать бактерии в своих творческих проектах более тридцати лет назад.

Картины Джо Дэвиса из синтезированных молекул ДНК Microvenus. Источник: eurekalert.org
Картины Джо Дэвиса из синтезированных молекул ДНК Microvenus. Источник: eurekalert.org

В частности, в середине 80-х годов, когда мир был пропитан романтикой поиска внеземных цивилизаций и отправкой неких посланий в космос, Джо Дэвис активно работал с «вечными» бактериями археями, которые могут выживать в самых экстремальных условиях и, что важно, в космосе. То есть в них можно записывать сообщения, которые, потенциально, могут пережить человечество. Другой вопрос, можно ли считать такую работу искусством, учитывая, что оно переживет не только автора, но и адресата?

Место человека в искусстве будущего

Мы живем в интересное время в интересном месте. С одной стороны, у каждого из нас впервые появился доступ ко всей базе знаний, накопленных человечеством за всю его историю, возможность использовать продвинутые технологии, последние результаты науки. Но эти же технологии могут и вытеснить нас не только из искусства, но и из жизни в принципе.

Так, Ипполит Маркелов отметил, что наше мировоззрение все время крутится вокруг человека, он же является и главным объектом познания. Но как раз технологии и научный прогноз поможет нам раздвинуть границы восприятия и понимания действительности — и не факт, что за этой границей человек останется.

Ипполит Маркелов
Ипполит Маркелов

«Сейчас мы уже понимаем, что, в принципе, человек не такая уж уникальная структура, все его функции могут быть алгоритмизированы и описаны в качестве математической модели. С возрастанием вычислительных мощностей, в том числе с появлением квантовых компьютеров, возможно, каких-то биологических компьютеров, мы можем уйти от самой сущности человека. С другой стороны, биотехнологии и те возможности, которые открываются перед исследователями сейчас, обладают потрясающим потенциалом: мы уже сейчас в принципе способны создавать новые формы жизни. И насколько они будут соответствовать нашему замыслу и как будут меняться — тоже большой вопрос. Этот сценарий меня как художника если не вдохновляет, то очень интригует», — сказал он.

Что же касается искусства будущего, то, по мнению Ипполита, оно будет преобразовано в некую исследовательскую практику, сочетающую инструменты науки, техники, философии и критической теории. Но человек, конечно, будет принимать в нем непосредственное участие.

Человек и природа

Изображения вирусов Дэвида Гудсэла. Источник: sciencemag.org
Изображения вирусов Дэвида Гудсэла. Источник: sciencemag.org

Ильдар Якубов же считает, что искусство может прекрасно существовать и вне человеческой культуры. Пример тому — non human art — искусство, создаваемое животными. Вторит этой мысли и Екатерина Никитина: по ее мнению, креативность не является какой-то исключительной чертой, которая присуща лишь людям. Можно вспомнить птиц-шалашников, которые с упоением занимаются бесконечным украшательством своих жилищ цветами, ягодами и вообще всем, что найдут, или рыбку — бело-пятнистого иглобрюха, который создает удивительные картины из песка.

Проблема же как раз в том, что человек не может избавиться от мысли о своей исключительности, превосходства именно как биологического вида.

Ильдар Якубов. Источник: theoryandpractice.ru
Ильдар Якубов. Источник: theoryandpractice.ru

«Все наше представление о биополитике, экологии вытекает из изначальной мифологической посылки: мы не можем мыслить природу как обладающую собственными желаниями и потребностями, мы сами наделяем ее некоторой субъектностью, правами, которые мы пытаемся защищать — получается замкнутый круг. Существует множество художественных проектов, которые пытаются поднять эти вопросы, но они всегда остаются предельно антропоцентричными: человек, который снисходительно предоставляет миру природы права, агентность и некоторую свободу действий, исходя из посылок своего субъективного представления», — говорит Ильдар Якубов.

Человек и искусственный интеллект

А вот по теме искусственного интеллекта мнения художников разделились. Екатерина Никитина говорит, что опасения, которые вызывает развитие искусственного интеллекта, главным образом состоят в том, что ИИ воспринимается как нечто бестелесное, а значит, он имеет преимущества перед людьми, у которых разум обременен еще и телом. Получается, что люди просто перестанут быть такими уж важными и нужными миру существами. И именно с этим связаны все апокалиптичные сценарии уничтожения людей машинами.

Ильдар Якубов не видит проблемы в том, что художественные работы, сгенерированные нейросетями, так быстро и легко влились в художественный процесс и стали продаваться на аукционах по цене признанных шедевров. По его мнению, это освободит художников от устаревших практик и позволит им обратить внимание на что-то новое.

Источник: shutterstock.com
Источник: shutterstock.com

«В моем понимании такие изобразительные артефакты являются примерно тем же, чем была, допустим, живопись Вермеера — просто ловким инженерным трюком. Только сейчас вокруг этого возник хайп. То, что эти изображения становятся все более и более убедительными, означает лишь то, что пора прекращать рисовать подобные картинки. Надеюсь, что технологии будут продолжать вытеснять компетенции из поля человеческой культурной деятельности, чтобы люди могли обратить свой взор на что-то еще», — считает он.

Наталья Федорова называет одну из разновидностей нейросетей — генераторы текста — необходимой вещью для расширения пределов возможностей языка и создания новой поэтики. Машина может работать бесконечно, выдавая огромное поле вариантов и результатов: как великолепных, так и весьма посредственных. Она совершенно от этого не устает, не рефлексирует и не ограничивает себя никакими социальными языковыми нормами. Наша же задача, по мнению спикера, — лишь придумать новые формы и определения для этой эстетики.

Полное видео дискуссии можно посмотреть по ссылке.

Перейти к содержанию